Справа налево

2015-05-25 | 21:34 , Категория текст


Я студентка четвёртого курса, готовлюсь к получению бакалаврского диплома (о том, как задолбала система «4+2», разговор отдельный, но тем не менее). А задолбали меня феерические стереотипы относительно моей специальности, всплывающие в расспросах и комментариях. Вот только ситуация у меня усугубляется в разы тем, что по будущему диплому я... востоковед.

— Хто-хто?

Здесь я начинаю тихо закипать: господа, вас в Яндексе забанили? Или способность выделять в слове корень («восток» же, чёрт побери!) резко атрофировалась? Но ладно, это я ещё могу пережить. Идём дальше.

— И как, сложно учить китайский?

На этом месте я обычно очень прошу запомнить раз и навсегда одну простую вещь. Да, существует стереотип, что на востоковедческие факультеты идут исключительно за китайским (ибо демографические процессы в Китае давным-давно дали о себе знать), японским (как же, японская культура, суши-манга-аниме-харакири-самураи — это та-а-ак популярно!) или арабским (нефтедоллары и богатые принцы-шейхи-султаны) языками. Так вот, господа, Восток — не только «дело тонкое», но и регион, в который входит масса разных стран, и говорят в них на уйме разных языков. Очень прошу, потрудитесь расспросить меня, что интересно мне, а не стричь наше ориенталистическое племя под одну гребёнку. Ладно, под три: китайскую, арабскую и японскую.

— А кем ты потом работать будешь? Поди, не самая хлебная специальность!

Милые мои, качество работы на любой должности и степень компетентности в ней зависит от: а) личных знаний, навыков и умений; б) опыта работы в конкретном направлении. Всё! Диплом определяет преимущественный профиль — и только, а после окончания института каждый уже сам кузнец своего счастья. Это во-первых. Во-вторых, диплом у меня весьма престижного вуза, а не документ о том, что я якобы психолог, выданный шарашкиной конторой в переулке. В-третьих, я зарабатываю, и довольно успешно: репетитор восточного языка на кусок хлеба с маслом денег добыть способен.

Кстати, о языке.

— Девушка, а что это вы такое читаете? Это арабский? Вы мусульманка, молитесь, да?

Справа налево читают не только по-арабски. Ещё раз заклинаю: прежде чем делать выводы, спросите, язык не отвалится.

— А почему иврит? Ты в Израиль уехать хочешь?

Вот этим задолбали так, что хочется отвечать из раза в раз: «Да, от таких, как ты — хочу».

— А почему иврит? Ты еврейка?

Еврейка или нет — это вас, граждане, не касается. И это не причина для изучения языка. Не причина же! Китайский учат не одни лишь китайцы. Об английском, французском и немецком молчу.

— А скажи что-нибудь по-еврейски!

Во-первых, не по-еврейски, а на иврите. Во-вторых, хочешь, чтобы я тебе что-нибудь перевела — переведу. А на просьбу «сказать что-нибудь», уж извини, в голову приходит только матерное — а материться я на «восточном», уже втором родном, умею будь здоров, хоть мат в нём и не табуирован.

— А переведи-ка мне песенку (документ, стихотворение, сочинение для еврейской школы).

500 рублей за 1800 знаков с пробелами. Даже по дружбе, уж извините, не согласна я на большие объёмы — достаточно в силу специальности читаю на иврите, чтобы трудиться над длинными и не самыми простыми текстами дополнительно и бесплатно.

— А что значит это слово (как оно переводится на иврит)?

Есть такое понятие — контекст. Точно хочешь узнать все пять-шесть (в лучшем случае) значений, указанных в словаре?

Наконец, апофеоз:

— Да ты всю жизнь будешь на кошерные продукты в синагоге этикетки расклеивать!

На это я, порядком опешив, не нашлась, что ответить. Вспомнила было о своих приведённых чуть выше аргументах в пользу того, что работу может найти любой при наличии навыков и опыта, но озвучивать их не стала. Зато поняла: люди, задолбали! Мы, ориенталисты в целом и гебраисты (израилеведы) в частности — тоже люди, а не трёхногие-безголовые. Просто нас мало, и мы редко встречаемся. А устраиваемся в жизни — неплохо. Вашими молитвами...