Нам строить и жить не помогает

2015-05-26 | 02:03 , Категория текст


Меня зовут не Равшан и не Джамшут. Тем не менее, я родился в Душанбе, в котором прожил два с половиной года, после чего мои родители от греха подальше переехали в Петербург. Уже догадываетесь, что меня задолбало?

Я говорю по-русски без акцента. На инженера-технолога я учился в одном из престижнейших вузов страны. Всё это играет роль до тех пор, пока работодатель не доходит до строчки «Таджикская ССР». Дальше начинается п#$%ец.

В первое время я был в шоке от того, как важные и серьёзные дяденьки начинают дико ржать. «Мы строителей не ищем» считается верхом оригинальности. «Случайные» оговорки в имени — да, так ведут себя сперва многие люди, с которыми я знакомлюсь, но, в конце концов, я к вам устраиваться на работу пришёл! Апофеозом был выпад одного солидного дядьки, с которым мы до этого нормально беседовали, обращаясь на «вы»: «Если будешь у меня работать, меня надо будет называть „нащальника“, понял?» Жалко, кофе принести не успели — вылил бы на урода.

Впрочем, есть немало людей, которые не упоминают про «Нашу Рашу», но и они тоже часто выводят. «А я был в Ташкенте». А меня это касается? Ташкент — столица Узбекистана, я там не был ни разу.

Бесят люди, которые путают таджиков с узбеками, казахами, туркменами. Бесят безмозглые бонхеды. Итак, друзья, приготовьте стулья: таджики — арийцы и индоевропейцы, то есть к русским намного ближе, чем к узбекам. Гугл, Яндекс и Википедия в помощь. Но всем пофиг. А если бы я ставил петербуржцев в один ряд с эстонцами, финнами и вепсами (а какая разница — всё равно рядом), мало кому было бы приятно.

Люди, пожалуйста, откиньте ваши стереотипы! И да: я считаю Мишу Галустяна смешным актером, несмотря на то, что каждый второй таджик готов его убить.