Самооборона для чайников

2015-05-26 | 03:10 , Категория текст


Я работаю в книжном магазине. Как тут уже многие писали, клиенты — просто кладезь всяческого рода маразмов.

Прибегает женщина, довольно солидно выглядящая, берет Коновалова. Для тех, кто не знает — это такой Очень Хороший Лекарь, лечит в том числе и на расстоянии посредством вклеивания в книжки «целебных» буклетов.

— А что это у вас книга такая дешёвая?
— Это плохо?
— Она вообще работает?

Я впадаю в лёгкий ступор. Женщина переходит на повышенный тон:

— Если она не работает, я вам её обратно принесу!

Ещё одна горячая поклонница того же доктора наорала на нашу девочку-консультанта, когда та отрицательно ответила на её восторженно-фанатичный вопрос: «А вы его читаете?» Пообещала, что наша девушка «ещё пожалеет», когда у неё начнёт «всё отваливаться».

Очень радуют покупатели своей фразой «отбейте мне». Так и хочется спросить: «Вам печень, почки? Может быть, селезёнку?»

Про возвраты книг — отдельная песня. Даже не песня, а суровый гангста-рэп с припевами. Не помогает ни демонстрация правил торговли, ни огромные, крупно напечатанные вывески с выдержками из этих правил. Всё равно покупатели кричат, брызжут слюной, требуют возврата, потому что это «не трусы и не лекарства, а книжонки-какие-то», грозят правительством.

Нравится ещё, когда берут книгу, смотрят цену (допустим, 259 рублей) и говорят: «За сотню возьму». Начинаешь объяснять, что это не рынок — обижаются.

Безумно порадовала одна женщина:

— У вас открытки «с юбилеем» есть?
— Нет.
— А «любимой сестре»?
— Тоже нет.
— Ну и на хрена вы вообще тогда тут стоите, если у вас ничего нет?

Я никогда таким не грублю — зачем? Вообще предпочитаю молчать в ответ на оскорбления. А они имеют место быть. Чаще всего называют снисходительно-пренебрежительно «обслугой», но бывает и покруче.

Делаем учёт. В одном помещении с нами субаренда, они открыты, а мы нет. Вваливаются два тела явно не первой свежести.

— Дэушшшка, а дайте нам, пжалста, тушь.

Я начинаю обьяснять, что мы не работаем, что у нас учёт, касса выключена и вообще.

— Да на х#й мне твоя касса, дай мне тушь, я тебе так полтинник отдам. И чё, что вы закрыты, тебе чё, бл@#ь, сложно мне тушь дать?

Вконец измученная диалогом, говорю, что туши нет. Узнаю о себе много нового.

Но самый памятный случай в моей практике — это драка оператора с покупателем. Поскольку магазин у нас не очень большой (всего четыре человека), мы работаем по двое. Когда кто-то уходит на обед, за кассой стоит второй несчастный сотрудник. В один прекрасный день я ушла на обед, оставив на кассе оператора. Пришёл мужчина, купил линейку и ушел. Минут через пятнадцать этот экземпляр вернулся и, потрясая линейкой, начал вопить, что она кривая. Ну, проблем нет: оператор протянула ему заявление на возврат.

И тут началось! Мужик начал орать, что мы все бюрократы и у#бки, что мы тупая обслуга, что если он хочет вернуть линейку, он никому не обязан писать никакие заявления. Начал дёргать сканер и пытаться вырвать с корнем полочки возле кассы. Оператор, спокойная, как мумия, молча пошла в подсобку вызывать милицию и дурку, если потребуется. Мужик понёсся за ней, швырнул линейкой и попытался съездить по лицу кулаком. Девушка не растерялась: увернулась, как заправский кикбоксер, и сама прописала ему с правой в нос. Тут подлетела продавец из соседнего магазина (а она у нас женщина боевая — в соседнем быдлоларьке вышибалой работала) и оттащила несчастного за шкирку, после чего тот вырвался и убежал в неизвестном направлении.

К слову, охранников у нас в магазине нет, так же как и камер, и «антивора». Только после этого случая нам поставили тревожные кнопки. Вот так, ребята: опасно быть продавцом.