Первенцы — почтой

2015-05-26 | 08:28 , Категория текст


По своей работе я изредка езжу в командировки за рубеж. Как правило, это короткие поездки в ближнее зарубежье, но иногда летаю и за океан. В середине декабря 2009 года меня отправили в командировку в Америку. Про это тут же разузнали мои родственники, знакомые, знакомые родственников, родственники знакомых и так далее. Всем захотелось гостинцев из Штатов. Я тут же охладил пыл страждущих заявлением, что не повезу на своём горбу всё то, что они запросили. Во-первых, это не влезет в разрешённый к перевозке лимит. Во-вторых, как я буду объяснять таможенникам, что десяток смартфонов, фотоаппаратов и прочих электронных удлинителей половых органов — для личного пользования (не говоря уже про уйму разноразмерной одежды, включая женскую)? В-третьих, я не собираюсь ни оставлять купленное барахло в отелях, ни таскать этот хабар на себе, ведь на него и моего 120-литрового «бергена» не хватит. В-четвёртых, я предупредил, что платить за всё, включая пересылку, полную страховку и таможенные сборы, платить буду совсем не я. Предупреждения не сработали — желающих меньше не стало. Получив деньги, я уехал.

Зная о том, что перед новогодними праздниками на «нашей стороне» всегда завал, я занялся отправкой в последнюю неделю января, перед своим отлётом. Собрав квитанции и проследив за приёмкой (через три дня все посылки значились как «arrived abroad»), в середине февраля с чистой совестью я вернулся домой.

Незаметно в акклиматизации пролетел остаток последнего зимнего месяца. Посылок не было даже у тех, кто расщедрился на EMS. Прошёл март. Вежливые сотрудницы EMS, стыдливо опустив глаза в пол, терпеливо рассказывали про известный всем завал. Минул апрель, а следом и май. По заявлениям Почты России все завалы были разобраны, почта ходила по графику, но вот посылки чем-то неуловимым напоминали истину из «Секретных материалов»: они тоже были «где-то там», но где именно — никто не знал. Интересной была реакция сотрудниц «отдела контроля качества» (или как там его) Почты России, истово требовавшие номера отправлений, но после получения номера как-то стремительно затихавших.

В июне я получил извещение на посылку. Как оказалось, это были копии тех документов, что я лично привёз из зимней командировки — американских партнёров тогда очень удивило, что документы к тому моменту ещё не дошли. Пикантность в том, что посылка эта была отправлена в начале сентября, а пришла в июне. Беременность была долгой, роды трудными, но всё-таки успешными. Хотя пришедший пакет выглядел так, будто по нему долго и старательно то ли лупили кувалдой, то ли раскатывали гусеницами танков, а потом скормили старому беззубому шредеру пятого уровня.

Вскоре я опять улетел в Штаты, где попутно решил узнать о судьбе отправлений. Сотрудник американской почты, отдаленно похожий на Уилкса-младшего из Splinter Cell, по мере изучения статуса посылок становился всё больше похож на кота из «Шрэка»: с января статус не изменился ни на йоту.

Наши дни. Как вы думаете, сколько посылок всё-таки пришло? Правильный ответ скрыт в последней букве предыдущего предложения — ноль. Недавно с партнёрами обсуждали, ехать ли за новой партией документов лично или понадеяться на то, что почта ходит по графику? Коллеги высказались за поездку. Очень, говорят, хотим увидеть фотографию лица сотрудника американской почты.