В облаке тегов

2015-05-26 | 16:32 , Категория текст


Я художник граффити. И меня очень задолбали абсолютно все.

Рисуем с друзьями. Хорошо, если прохожие просто идут и либо не обращают внимания, либо смотрят и любуются. Но, блин, свесилась из окна какая-то тётка (как она ещё не выпала, ёпт?) и орёт на всю улицу:

— Вы что-о-о де-е-елаете?!

Отвечаем, что пытаемся сделать эту серую выщербленную стену чуть красивее.

— Вы что стены портите?!

Отвечаем, что яркие рисунки стен не портят.

— Нет, портят! Ваши тупые буковки ни разу не красивы!

А вот тут поясню. Меня задрали бомберы и теггеры. Бомберы — художники от слова «худо». Они стремятся не к качеству, а к количеству. Очень противные личности. На 60, если не больше, процентов состоят из gopnikus erectus. Теггеры ничего стоящего не рисуют, а выводят те самые чёрные или белые надписи: ничего не понятно, но смотрится противно. В основном орудуют печатными английскими или русскими буквами, очень редко демонстрируя чудеса каллиграфии. Теггеры — либо гопники, либо малолетки, которым заняться нечем.

Ну, это я так, к слову. Поясняем, что мы не тегаем и не бомбим, а рисуем хорошо и качественно.

— Вы не учите учёного! Уж я-то знаю, как это делается.

И с таким знающим видом говорит, словно у неё двадцатилетний стаж в граффити. Отвечаем, что ни хрена вы, уважаемая мисс Предрассудок, не знаете, отворачиваемся и рисуем.

— Я милицию вызову! Перестаньте!

С первого этажа нам орут полупьяные тётки неопределённого возраста:

— Не слушайте, продолжайте! У вас отлично получается! А ты заткнись, дура!

Начинается перебранка. Мы немного подустали трепаться, поэтому радуемся передышке. Тут снова обращаются к нам:

— Я уже звоню в милицию!

Ага. Дерзайте. Хоть в 911. Вы пробовали хоть раз вызывать милицию вечером на Чуркин в воскресенье? Мы живем в одном из самых трудных районов Владивостока. Концентрация гопников на квадратный метр огромна. Менты сюда и носу не суют, особенно по вечерам. А в воскресенье они наверняка бухают.

Задолбанная жительница пятого этажа вновь водворяет своё тело в мир квартиры, а мы упиваемся возможностью спокойно порисовать.

* * *

Вернусь к бомберам, о которых речь шла выше. Эти люди не упускают возможности испоганить стену — часто за чужой счёт. Подходит к нам так называемый «реальный пацан»:

— Слышь, деньги есть?
— Нету.
— Давай так: что найду, всё забираю.
— Тебе ясно сказали, что нету.

Взгляд падает на мешок с баллонами краски.

— Налог на рисование тут — один баллон!
— С какого, простите?
— Это моя территория!
— И какого же лысого она стала твоей? Я тут родился, я тут прогуливаюсь регулярно, я тут всё знаю как свои пять пальцев! А ты тут приходишь и нагло заявляешь, что твоя!
— Гони баллон, сука!
— Как тегаешь? — спрашиваю я его.
— Clash (Smash, Crash, Rash — что-то в этом стиле).
— А давай баттл? Выиграешь — забирай. Проиграешь — две штуки с тебя.
— Чего так много? Ох#ел?!
— У нас тут краски на две штуки. Мы не для того три месяца копили, чтобы тут какой-то хмырь подходил и всё забирал.
— Гони краску, мудак! — юноша пытается силой забрать свой несчастный баллон.
— Забирай! Попадёшь на бабки. Пойду в суд. Краска, извини, двести рублей за баллон.

Пытается сделать мне подсечку. Я танк ещё тот — падает он сам. Встаёт и молча уходит вдаль...

* * *

И напоследок о слове «граффитисты». Вот вам приятно, если я вас буду называть не рэпером, а рэпистом? Не трейсером, а паркуристом? Не продавцом, а втюхистом? Не врачом, а лечистом? То-то же. И я тоже хочу уважения. Графер, художник граффити — вот так нас и называйте.