Он, она и оно

2015-05-26 | 18:21 , Категория текст


Ужасно, ужасно заколебали люди, привыкшие общаться так, будто собеседник с отличием закончил краткий курс телепата.

«Зашла вчера с Марьей Петровной в павильон. Там продавщица. У продавщицы швабра. Смотрю — а вокруг неё такая лужа грязная!» Вокруг кого? Швабры? Я вот тоже так подумала. Ан нет: вокруг Марьи Петровны, потому что у тётушки внезапно лопнула в сумке банка с маринадом.

Коллега возвращается из смежного отдела. Подходит и, проникновенно глядя мне в глаза, произносит: «Она сказала, чтобы ты ей позвонила». Я с ужасом понимаю, что мне звонила Та-Которую-Нельзя-Называть, а сама я, похоже, персонаж фанфика по Гарри Поттеру. «Кто она?» — пытаюсь я понять хотя бы, какой номер я сейчас должна набрать. «Ну, я туда пришёл, а тут у меня он спросил...» Так и не уловила, где в этой фразе ответ на мой вопрос. Зато у меня теперь три вопроса: кто она, кто он и куда туда? После серии уточняющих вопросов, долгой и нудной, выяснилось: коллега пришёл в смежный отдел; вопрос ему задал Александр Петрович, ведущий специалист; так как ответа Александру Петровичу коллега не дал, Александр Петрович обратился к компетентной в данном вопросе Оксане Филипповне, ну а уже Оксана Филипповна решила переговорить со мной. Вот скажите, как я могла узнать эту информацию из «она сказала, чтобы ты ей позвонила»?!

Ещё отличный вариант: «И тут ко мне приходит Василиса Николаевна, а я так рада! И мы с ней идём в лес, а она ничуть не хромает!» — и победный взгляд в мою сторону. Зашибись. А кто такая Василиса Николаевна? Мне, конечно, радостно, что она не хромает, но... «Ну, это моя подруга, мы с ней каждый август, двадцать пятого числа, ходим в лес за опятами. А в июле она сломала ногу. Представляешь, у неё уже всё срослось, и она теперь снова отлично ходит, ничуть не прихрамывая. Вот ведь как бывает!» А сразу так сказать трудно было?

Люди, дорогие вы мои, пользуйтесь вы именами и существительными, а не только местоимениями! Ну не уподобляйтесь вы моей сослуживице, которая по телефону пересказала подруге три серии бразильского сериала, не употребив ни разу ни одного имени и обходясь местоимениями: «А он на ней женился, ну а она когда родилась, то сразу ту за палец схватила, и ей стало понятно, что он её отец. А он тут идёт так, идёт, а она ему навстречу, он смотрит, как он и она встретились, и думает: они нашли друг друга».

Вы что-нибудь поняли? Вот и ваши собеседники, может, вас не понимают. Может, всё-таки стоит сразу говорить им: «Дай мне, пожалуйста, паспорт Василия Никитича Недорезанного, командировочного из Перми», — а не начинать с интригующего: «Ксиву этого старого хрена дай»?