Где логика?

2015-05-26 | 20:45 , Категория текст


Индусы в отелях — зло, говорите? Я лет пять назад работал в международном отеле. Первый гендир (а они менялись каждый год) у нас был индус — замечательный человек. Но речь не об этом. Самые страшные люди — русские!

* * *

Звонок на ресепшн. По голосу о-о-очень пьяная женщина:

— Алло-о-о!
— Добрый день, ресепшн, *****, чем могу помочь?
— Вот когда я заехала вчера в номер, у меня было три рулона туалетной бумаги, а сейчас только один. Где логика?
— Мы можем принести вам ещё бумаги...
— Не надо!

Бросает трубку. Мы тихо сползаем под стойку всей ночной сменой. Через пять минут звонок снова из того же номера

— А-а-алло-о-о-о! Где моя бумага?!

Портье несёт бумагу на этаж. Двери лифта открываются. Перед ним в позе «раком» эта тётя с пальцем в известном месте, дикими красными глазами и жутким «выхлопом». Она хватает бумагу и вприпрыжку убегает в номер.

После этого случая у нас появилась любимая фраза: «Где логика?»

* * *

Приехала делегация из компании Z. Туева хуча бабищ (иного не сказать!) заняла 156 номеров из 160. В оставшихся номерах жили немцы. Как только заехали существа женского пола, начались драки за утюги (их один-два на этаж), разборки в стиле «ты на меня косо посмотрела», мат на весь отель и дикое хамство, будто им все всё должны. Но окончательно убило не это.

Каждое утро на завтрак (шведский стол) дамы выходили в белых халатах, предоставленных отелем по предварительному заказу компании, на голое тело, домашних тапочках и с фирменными пакетами. Эти не-совсем-люди набрасывались на еду. Жрали так, будто их только что из тюрем выпустили и морили голодом лет пять, а напоследок, когда желудок отказывался принимать пищу, плотно утрамбовывали мешки тем, что оставалось на шведском столе. Бедные немцы, которые в это время жили в отеле! У них был шок. Мы им реально сочувствовали, и они нам тоже, видя, как эта стая неопрятных животных атакует ресепшн. Для немцев мы готовили завтраки отдельно и доставляли прямо в номер, стараясь минимизировать их контакт с русскими.

Кошмар длился три дня. После этого мы все молились на то, чтобы больше эта компания не жила у нас.

* * *

Приезжали шахматисты на международный турнир. Запомнился негр со своей подопечной негритяночкой. Он просил ему нарезать или скинуть порнухи, а она очень удивлялась снегу. «Холодный пластилин!» — говорила она, видя снег, и первое время искренне удивлялась, когда «пластилин» таял.

* * *

Очень часто я наблюдал, как русский, не знающий иностранных языков, и финн (немец, француз) пили (вернее, бухали по-чёрному!) вместе, живо обсуждая что-то на пальцах, при этом прекрасно понимая друг друга, хотя сначала переводчиком им служил бармен.

* * *

Запомнился один вопрос от гостя:

— У вас проститутки есть?
— Нет.
— Слава Богу! Хоть тут высплюсь!

* * *

Помню, как в первые же дни моей работы в отеле я продал один презерватив за две тысячи рублей. Очень уж мужику он нужен был. Работа есть работа: гостям — лучшее.

* * *

А сколько было угроз от различных прокуроров, судей и консулов! Но всё это выработало характер и наплевательское отношение к словам людей. Погудят и перестанут, а в отеле моё дело — быть на позитиве и улыбаться во все 32 зуба. А тем, кто узнал себя в истории — пламенный привет!