За себя и за ту овечку

2015-05-26 | 20:55 , Категория текст


Делаю на заказ курсовые работы. Сама тоже учусь в институте, так что зачастую своих заказчиков знаю в лицо и много с ними общаюсь. Соответственно, знаю, кто что из себя представляет, кому в курсовике можно написать чуть-чуть «воды», а кому приходится простейшее действие расписывать на три страницы, иначе преподаватель спросит. Поэтому при выполнении заказов я частенько стараюсь сделать так, чтобы ко мне вопросов было меньше всего. Если это формула, то описание будет максимально подробным, а вычисления будут разжёваны до мелочей. Если это рисунок, то я постараюсь сделать его предельно чётким. Если таблица — там будет минимум сокращений типа «стр.» и «пнк.». Разумеется, я не всезнающий гений — я вполне допускаю свои ошибки и всегда говорю народу: «Если что, возвращайтесь, помогу переделать».

Задолбали гнущие пальцы однокурсники, у которых на лбу написано: «Я плачу деньги — прогибайся передо мной дугой». Идёт такой показывать проект преподавателю. Тот замечает небольшую помарку (например, не указана размерность). Человек бежит ко мне, размахивая файлом и крича, что я некомпетентна, попутно рассказывая сидящим рядом людям, что мне нельзя доверять. Ему-то пофиг, напишу я ему эту размерность, а вот люди ещё подумают, прежде чем ко мне идти. Обидно.

На чертеже необходимо выполнить разрез детали с двумя видами одинаковой штриховки с разным углом наклона штриха. У преподавателей тоже бывают заклины: они могут попросить исправить штриховку на заведомо неправильную, чтобы увидеть, что человек варит котелком и понимает, какую именно штриховку надо стереть. Человек, разумеется, котелком не варит и скачет ко мне, обвиняя меня в том, что я неправильно выполнила чертёж. В чём проблема, не объясняет; я сама, верно, должна догадаться о предмете разговора с преподавателем. Неделю прыгаю вокруг чертежа, стараясь иначе нарисовать правильную штриховку, пытаюсь понять, где обломалась. Спустя неделю человек внезапно вспоминает, что именно ему сказал преподаватель. Дел на пять минут. Курсовик хочется надеть на уши.

У одной моей подруги с детства жуткий страх перед преподавателями. Предмет знает, ответ знает, но при защите рот закрывается, лоб покрывается испариной, и она молчит. Сделала ей курсовик, подруга понесла его на защиту. Не защитила, пришла, накричала на меня при куче народа. Теперь половина института думает, что я плохо знаю предмет. Через два дня защита прошла успешно. Вместо денег я выставила подруге условие: пусть ходит и рассказывает всему институту, как замечательно я делаю курсовые работы. Вроде пока работает.

Каждый год обещаю себе: не буду связываться с людьми, которых знаю лично. Но каждый год находится очередная бедная овечка, которой срочно-срочно, нужно-нужно, очень-очень, за тройную цену. И я таю... Задолбало.