Не брат ты мне

2015-05-27 | 01:08 , Категория текст


Задолбали люди, останавливающиеся на поднятую руку. Господа, неужели вы не можете понять, что между вами, что согласились меня подвезти, и мной, предложившим за это плату, установлены товарно-денежные отношения? Я всегда плачу, не торгуясь, так почему же вы повсеместно решаете, что оказываете мне невесть какую милость?

Вот гордый джигит на убитой, зато насмерть «затаныраванной» «шахе», возраст которой намекает на то, что на ней успел покататься ещё Ной. Джигит принципиально не знает русского языка и дороги, зато общается максимально панибратски, непрерывно прибавляет к выхлопу в салон сомнительный аромат курева, слушает зацикленные «Чёрные глаза» на громкости уровня болевого порога, а на месте начинает отчаянно торговаться, требуя добавить денег сверх оговоренного: «Брат, ну ещё сотенку, а?» Замечания вызывают у него возмущение: «Слющий, это мой мащина, да? Я тут хозяин, да? Вот и буду вести себя как хочу, да?» Нет, блин, не будешь. По крайней мере, не при мне. Останавливай. Сразу же отказаться от услуг джигита (ибо проще поймать ещё машину, чем соглашаться на его сомнительные услуги) тоже сложно: он будет гудеть, моргать фарами, зазывать тебя и преграждать путь другим автомобилистам. Избавиться от его «брат, садись, поехали» получается разве что известной цитатой из одноимённого фильма, изумительно подходящей к этой ситуации.

А вот древний дедушка на старенькой отечественной машине. К счастью, курит он редко, что, впрочем, не делает аромат пота и грязи в салоне приятнее. Дедушка знает русский язык, но знание дороги у него немногим лучше, чем у джигита. Вдобавок дедушка явно не знает, что существуют передачи старше второй и скорости выше сорока километров в час, так что добраться вовремя с его помощью довольно сложно. В качестве сомнительной компенсации дедушка с охотой расскажет вам своё мнение о поколении, представителем которого является его пассажир: сплошь алкоголики и уголовники. Езжайте, дедушка, один. Я ещё половлю.

Вот молодой человек на подаренной мамой-папой «тачиле». Он более-менее знает дорогу, у него вполне чистый салон. Но заткнуть его автомагнитолу не легче, чем в случае с джигитом. Ему положить на то, что пассажиру позвонили: разумеется, деловому партнёру пассажира очень интересно услышать последний микс чего-то кислотного, состоящий из повторяющегося лупа длиной аж в четыре секунды. Не легче и с курением: если молодой человек дымит (вероятность чего довольно велика), то делает он это непрерывно. На просьбу сделать потише и не дымить юноша реагирует почти так же остро, как джигит: выражения другие, но смысл тот же. Так что отпустим и его: он всё равно зарабатывает не сам, ему не нужен этот найм.

Знаете, с кем приятнее всего кататься? Помимо профессиональных водителей, едущих к боссу или от босса и ведущих себя профессионально с любым пассажиром, помимо самих боссов, иногда зачем-то (не ради же денег!) сажающих попутчиков, очень приятно, когда вечером останавливается на твою поднятую руку стритрейсер. Не тот стритрейсер, что малолетний дурак без глушителя (такие и не останавливаются), а тот, что и впрямь серьёзно увлечён своим делом. Стритрейсеры уважают своих пассажиров, способны сделать потише и не курить, не клянчат дополнительных денег по приезде и отлично знают город. Ну а что до скорости передвижения — не думаю, что в два часа ночи так уж страшно превысить скорость, пусть даже и в два раза: дороги-то пустые.

И всё бы хорошо с профи, их боссами и ночными гонщиками, кабы они попадались поднявшему руку чаще, чем один раз из тридцати. Остальным же хочу сказать: господа, вы задолбали! Остановившись и согласившись на плату, вы теряете часть прав на своё поведение, и если ваш пассажир просит сделать потише, чтобы иметь возможность поговорить, вам придётся это сделать. Не нравится — не подвозите, я ещё постою. Город велик, и кому-то, едущему примерно туда же, куда и я, мои деньги обязательно пригодятся.