Хнык-хнык

2015-05-27 | 03:42 , Категория текст


Я — плакса. У меня достаточно низкие эмоциональный и болевой пороги. Может, это гормоны, может, особенности воспитания. Не сказала бы, что мне это очень сильно мешает в жизни: муж испытывает гордость, когда я рыдаю после особенно ярких оргазмов, и умиляется, когда я хлюпаю над мелодрамами. Я знаю о своих особенностях и учитываю их в повседневной жизни: не крашу глаза перед просмотром душещипательного фильма, ношу с собой бумажные платочки, избегаю стрессовой работы и стараюсь относиться философски к бытовым неприятностям вроде хамства в общественном месте.

Мне очень жаль людей, которые паникуют при виде женских слёз. Я искренне стараюсь облегчить их страдания: прячусь, чтобы выплакаться, или честно предупреждаю: «Это нормально, физиология; дайте мне пятнадцать минут, и я буду абсолютно вменяема». Честное слово, если вы не будете метаться с беспомощным видом и стаканами валерьянки, мир от этого не рухнет, а вы не прослывёте бесчувственной сволочью. Наоборот, я быстрее успокоюсь, если меня не «подогревать» руганью или вопросами.

Если у меня текут из глаз слёзы, это не значит, что мне плохо. Я могу плакать, услышав красивую мелодию. Это не попытка добиваться желаемого, не способ показать свою тонкую душевную организацию и офигенно богатый внутренний мир. Иногда сигара — это просто сигара, а слёзы — просто солёная водичка. Поэтому, пожалуйста, не надо вытаскивать меня из укромного уголка, выяснять, кто меня обидел, обещать всех порвать и всем отомстить, вызывать скорую, пихать успокоительные и выпытывать, чего я добиваюсь и чего хочу. Я хочу просто поплакать.