Знай их поименно

2015-05-27 | 13:54 , Категория фото


Люди, чьи имена и фамилии должны знать каждые кто гордится историей Родины

Как случилось, что хрупкая деревенская девушка, сельская учительница стала высококвалифицированной летчицей, страстной мстительницей, прославленным командиром грозной авиационной эскадрильи? Сама она считает, что ничего особенного в этом нет. Жизнь сложилась так, что все произошло довольно просто и обыденно. Мария работала в глухой деревенской школе. Много читала, слушала радию. Она полюбила сильных героев: Чапаев, Чкалов, челюскинцы… Сначала тихие мечты переросли в жгучее желание летать, быть сильной, покорять пространства. Когда семья переехала в Калинин, Маша, отработав свой срок, уехала к родителям. Она поступила в аэроклуб. Днем работала в детском садике, а потом бежала на занятия в аэроклуб. То были очень трудные месяцы. На восемнадцатилетнюю девушку, нежную, мечтательную, инструкторы поглядывали с сомнением. Она была начитанной, но здесь нужны практические навыки и знание точных наук. И Маша, вернувшись домой, урывая часы у ночи, сидела за учебниками математики, физики, специальных дисциплин. Потом она поднялась в небо, управляла самолетам, и этот день запомнился как самый радостный в ее жизни.

Москва, Кремль Председателю Государственного Комитета обороны. Верховному Главнокомандующему.

Дорогой Иосиф Виссарионович!
В боях за Родину погиб мой муж — полковой комиссар Октябрьский Илья Федотович. За его смерть, за смерть всех советских людей, замученных фашистскими варварами, хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в госбанк на построение танка все свои личные сбережения — 50 000 рублей. Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка. Имею специальность шофёра, отлично владею пулемётом, являюсь ворошиловским стрелком.
Шлю Вам горячий привет и желаю здравствовать долгие, долгие годы на страх врагам и на славу нашей Родины.

ОКТЯБРЬСКАЯ Мария Васильевна.
г. Томск, Белинского, 31


Сталин ответил так:

Томск, ул. Белинского, 31
тов. ОКТЯБРЬСКОЙ Марии Васильевне

Благодарю Вас, Мария Васильевна, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии.
Ваше желание будет исполнено.
Примите мой привет.
И. СТАЛИН

12 сентября 1941 года в районе г. Остёр был тяжело ранен и в бессознательном состоянии остался на поле боя.

Укрылся у местных жителей и после излечения, работал начальником автогаража Переяславского гебитскомиссариата, где создал подпольную группу.

С июня 1943 года находится на Украине в расположении партизанского соединения им. В. И. Чапаева, которое возглавлял И. К. Приймак. Клейн принимает активное участие в боевых операциях партизанского соединения на территории Мироновского и Богуславского районов Киевской области.

В 1944 году был начальником разведки и помощником начальника штаба 1-й Украинской партизанской дивизии, действовавшей на территории Украины и Польши.

В марте 1942 года был переброшен на Северо-Западный фронт. К этому моменту на счету лётчика числилось 4 сбитых немецких самолёта. 4 апреля 1942 года в районе так называемого «Демянского котла» (Новгородская область) во время операции по прикрытию бомбардировщиков в бою с немцами его самолёт был подбит, а сам Алексей тяжело ранен. Совершил вынужденную посадку на территории, занятой немцами. Восемнадцать суток раненный в ноги лётчик сначала на покалеченных ногах, а затем ползком пробирался к линии фронта, питаясь корой деревьев, шишками и ягодами. Первыми его заметили отец и сын из деревни Плав Кисловского сельсовета Валдайского района. Из-за того, что лётчик не откликнулся на вопросы («Ты немец?»), отец и сын из боязни вернулись в деревню. Затем уже еле живого лётчика обнаружили мальчишки из той же деревни — Серёжа Малин и Саша Вихров. Отец Саши отвёз Алексея на подводе в свой дом.

Больше недели колхозники ухаживали за Маресьевым. Нужна была медицинская помощь, но в селе не было врача. В первых числах мая вблизи деревни приземлился самолёт, пилотируемый А. Н. Дехтяренко, и Маресьев был отправлен в Москву, в госпиталь.

Сын лётчика Виктор Маресьев в интервью корреспонденту газеты «Аргументы и факты» вспоминал: отец рассказывал, что в госпитале он с заражением крови и гангреной лежал уже на каталке по пути в морг. Мимо умирающего Маресьева проходил профессор Теребинский; он спросил: «А этот что тут лежит?» С Маресьева сняли простыню и сказали: «А это лейтенант молодой с гангреной». Тогда Теребинский приказал: «Ну-ка на операционный стол его живо!». Врачи вынуждены были ампутировать Маресьеву обе ноги в области голени, но жизнь спасли.

В Красной Армии с сентября 1941 года. С 12 декабря того же года на фронте. Был пулемётчиком, командиром отделения роты автоматчиков 1243-го стрелкового полка 375-й дивизии 30-й армии, а с октября 1942 года — снайпером 234-го стрелкового полка 179-й дивизии. К 23 июня 1944 года сержант Охлопков уничтожил из снайперской винтовки 429 гитлеровских солдат и офицеров. Был ранен 12 раз

В 1942 году была зачислена в 586 ИАП, «женский авиаполк», приписав недостающие 100 часов налёта. Освоила истребитель Як-1. Первый боевой вылет совершила в небе над Саратовом. В августе 1942 года в группе сбила немецкий бомбардировщик Ю-88. В сентябре была переведена в 437-й истребительный авиационный полк (287-я истребительная авиационная дивизия, 8-я воздушная армия, Юго-Восточный фронт).

13 сентября во втором боевом вылете над Сталинградом сбила бомбардировщик Ю-88 и истребитель Me-109. Лётчиком Me-109 оказался немецкий барон, одержавший 30 воздушных побед, кавалер Рыцарского креста. 27 сентября в воздушном бою с дистанции 30 м поразила Ю-88. Затем в паре с Раисой Беляевой сбила Me-109.

В это время на капоте самолёта Лидии по её просьбе была нарисована белая лилия, и Литвяк получила прозвище «Белая лилия Сталинграда», и «Лилия» стала её радиопозывным.

Вскоре её перевели в 9-й гвардейский истребительный авиационный полк — своеобразную сборную лучших летчиков, созданную для завоевания превосходства в воздухе. Во время службы в полку в конце декабря 1942 года Литвяк уничтожила неподалёку от своего аэродрома бомбардировщик Do-217. В конце 1942 года она была переведена в 296-й ИАП.

11 февраля 1943 года в воздушном бою сбила 2 самолёта противника — лично Ю-88 и в группе FW 190. Вскоре в одном из боёв самолёт Литвяк был подбит, и она вынуждена была приземлиться на территории, занятой противником. Когда немецкие солдаты попытались взять её в плен, один из лётчиков-штурмовиков пришёл к ней на помощь: огнём из пулемётов заставил немцев залечь, а сам приземлился и взял Литвяк на борт.

23 февраля 1943 года Лидия Литвяк получила свою первую боевую награду — орден Красной Звезды.

22 марта в районе Ростова-на-Дону участвовала в перехвате группы немецких бомбардировщиков. В ходе боя ей удалось сбить один самолёт. Заметив шестёрку Me-109, вступила с ними в неравный бой, давая своим боевым товарищам выполнить боевую задачу. В ходе боя была тяжело ранена, но сумела привести повреждённый самолёт на аэродром.

После лечения была отправлена долечиваться домой, но через неделю снова была в полку.

5 мая 1943 года вылетела на сопровождение бомбардировщиков, в ходе боя сбила вражеский истребитель, ещё один сбила через 2 дня.

В конце мая Лидия Литвяк сбила вражеский аэростат — корректировщик артиллерийского огня, который не могли сбить из-за сильного зенитного прикрытия. Она углубилась в тыл противника, а потом из глубины, зайдя против солнца, сбила аэростат. За эту победу она получила орден Красного Знамени.

21 мая 1943 года в бою погиб муж Лидии Литвяк Герой Советского Союза А. Ф. Соломатин.

15 июня Лидия Литвяк сбила Ю-88, а затем, отбиваясь от шестёрки немецких истребителей, сбила один из них. В этом бою она получила лёгкое ранение и в госпиталь ехать отказалась.

18 июля в схватке с немецкими истребителями Литвяк и её лучшая подруга Катя Буданова были сбиты. Литвяк удалось выпрыгнуть с парашютом, а Буданова погибла.

В конце июля — начале августа 1943 шли тяжёлые бои по прорыву немецкой обороны на рубеже реки Миус, закрывавшем дорогу на Донбасс. Бои на земле сопровождались упорной борьбой за превосходство в воздухе. 1 августа 1943 года Лидия Литвяк совершила 4 боевых вылета, в ходе которых сбила лично 2 самолёта противника и 1 в группе. Из четвёртого вылета она не вернулась.

Командование дивизии подготовило представление Лидии Литвяк к званию Героя Советского Союза, но прошли слухи, что летчица попала в немецкий плен, и представление было отложено (по другой версии, к званию Героя Советского Союза не могли быть представлены лица, пропавшие без вести).

В послевоенные годы однополчане продолжали вести поиски пропавшей лётчицы. Найти удалось случайно в братской могиле в селе Дмитровка, Шахтерского района Донецкой области. Её останки были обнаружены местными мальчишками у хутора Кожевня и захоронены 29 июля 1969 г. в братскую могилу с. Дмитровка как «неизвестная летчица». В 1971 году в ходе поисковых работ, проводимых поисковым отрядом 1-й школы г. Красный Луч, установлено имя, увековеченное на месте захоронения в июле 1988 г.

В августе 1941 года, когда немецкие войска уже вплотную подошли к Киеву, Мария явилась в штаб 5-й воздушно-десантной бригады, которой командовал генерал Родимцев с просьбой о добровольном зачислении санитаром. Зачислена в штат бригады 11 августа, а уже 13 августа, во время боя на территории Киевского сельхозинститута боец Боровиченко вынесла на себе восьмерых бойцов и застрелила двоих немцев при спасении комбата Симкина. Среди бойцов Боровиченко получила имя Машеньки с Мышеловки.

5 сентября 1941 года в бою у Конотопа Маша успела не только спасти более 20 бойцов, но и помогла установить пулемет на высоте у реки Сейм, решивший исход боя. Летом 1942 года в бою у села Гутрово санитарка пошла в атаку вместе со всеми, а когда солдат противника выбил у неё пистолет, подхватила трофейный автомат и уничтожила четверых немцев.

Вместе с дивизией Родимцева (6 ноября 1941 года управление 5-й вдбр было развёрнуто в управление 87-й стрелковой дивизии, а 19 января 1942 года 87-я стрелковая дивизия была переформирована в 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию) Боровиченко отступала до самого Сталинграда, где приняла активное участие в Сталинградской битве.

Летом 1943 года корпус генерала Родимцева вел ожесточённые бои под Обоянью, где гитлеровские части пытались прорваться к Курску. Там Машенька, уже в звании гвардии старшего сержанта, спасла лейтенанта Корниенко, прикрыв его своим телом и метнув при этом гранату во вражеский танк. Осколок снаряда попал ей прямо в сердце. Это было 14 июля у деревни Орловка Ивнянского района (ныне Белгородской области)

11 июня 1942 года в бою под Севастополем вместе с тремя бойцами бросился на помощь фланговому стрелковому взводу, положение которого становилось критическим. В результате четвёрка оказалась отрезанной от своей части, но смогла захватить вражеский пулемёт и использовать его против неприятеля. Бойцам удалось уничтожить около семидесяти фашистов, из которых 30 на счету самого Михаила Гахокидзе.

В Красной Армии с сентября 1942 года, писарь штаба 100-й Казахской отдельной стрелковой бригады (8 декабря 1943 года преобразована в 1-ю стрелковую дивизию. Впоследствии дивизия была награждена орденом Красного Знамени, ей было присвоено почётное наименование «Брестская»), затем медсестра. На фронте окончила курсы пулемётчиков и была назначена первым номером пулемётного расчёта в строевую часть.

15 октября 1943 года в тяжёлых боях за освобождение г. Невеля (Невельская наступательная операция) при обороне господствующей высоты, оставшись одна из пулемётного расчёта, будучи тяжело раненой осколком в голову, уничтожила 70 солдат противника и погибла смертью храбрых.

Похоронена в Невеле.

Лейтенант Павличенко сражалась в 25-й Чапаевской стрелковой дивизии. Участвовала в боях в Молдавии, в обороне Одессы и Севастополя. К июлю 1942 года на счету Л. М. Павличенко было уже 309 уничтоженных германских солдат и офицеров (в том числе 36 снайперов противника)[1], хотя в фильме «Черноморцы» (1942) говорится о 343 уничтоженных фашистах. Кроме того за период оборонительных боев она смогла обучить множество снайперов.