Фломастер с двумя точками

2015-05-27 | 19:18 , Категория текст


Разрешите представиться: маркёр. Это я с видом бездельника хожу по бильярдному залу туда-сюда, принимаю у вас деньги за игру, включаю и выключаю светильники над столами, разрешаю споры, касающиеся правил бильярдной игры и могу составить компанию, если не с кем поиграть.

Почитайте, мать вашу, в словаре значения слов «маркер» и «маклер». Я — маркёр (именно так, через «ё», и никак иначе). Я не рисую на стенах лифтов и не являюсь посредником на бирже.

Нет, я не принесу тебе пива (чипсов, водки, коньяку). Для этого в бильярдной есть официант (кстати, официант, а не «официантка», вне зависимости от пола). Я — маркёр, у меня это на беджике написано.

«Научи меня играть». В три часа ночи. Пьяного в дрова. Уже бегу, милейший! Положи только мне сперва на стол тысяч этак тридцать рублей (двадцать восемь из них уйдут на перетяжку стола после того, как ты, кретин, порвёшь сукно, а ты его порвёшь). Я играю уже без малого пятнадцать лет и многого не понял до сих пор. Этой игре можно учиться всю жизнь.

«Американка». Вашу мать, «Американка» — это разновидность игры на русском бильярде, в которой можно бить любым шаром по любому. Второе её название — «Свободная пирамида». А бильярд с цветными шариками — это пул.

«Дай свой кий поиграть». Ответ всегда один: «Дай свою подругу потрахаться». Не дашь? Тогда какие ко мне вопросы? Это мой инструмент, я им деньги зарабатываю и не собираюсь давать в руки первому встречному.

«А почему нельзя курить над столом?». Да потому, что прожжённое сукно обойдётся тебе, придурок, в 28–30 тысяч, а мне в два дня геморроя, потому что перетягивать прожжённый стол вызовут именно меня.

Мне 25 лет. Кто дал тебе, мудак 30 лет от роду, право мне «тыкать», а? Со мной начальство общается на «вы». А твоё обращение, любезный, — фамильярность и признак быдлячества.

Бильярд — игра с историей, которая исчисляется десятками веков. Относитесь к ней с уважением. А я, в свою очередь, всегда готов поделиться опытом и помочь советом адекватному, трезвому и приятному собеседнику. Жаль, что таких меньшинство, и они в силу своей немногочисленности в моих советах уже не нуждаются.