Генеральный канделябр

2015-05-28 | 12:51 , Категория текст


Меня задолбали коллеги и их телефонные разговоры. Я себя иногда чувствую человеком, держащим свечку, честное слово.

Слева от меня сидит Алексей. У него непростая ситуация в личной жизни: он разводится со второй супругой, чтобы жениться в третий раз, а параллельно пытается как-нибудь выкрутиться, чтобы платить на дочку от первого брака алименты поменьше. Когда Алексей успевает работать, я даже не знаю. Он всё время занят: то елейным голосом рассказывает первой жене небылицы, что справки о зарплате из бухгалтерии надо ждать чуть ли не месяц, он просит побыстрее, но никак, то ругается со второй женой по поводу условий развода, то убеждает будущую жену, что любит её ничуть не меньше, чем вчера вечером, и даже больше.

Напротив сидит Ирина. У неё двое детей, и она всё время беспокоится, как там они в её отсутствие. Младший целый день на продлёнке, поэтому всё внимание достаётся старшей. Судя по тому, что разговаривает Ирина с ней так громко, что это слышит весь этаж, у девочки серьёзные проблемы со слухом.

— Маруся, ты должна была быть дома десять минут назад! Я звонила, а ты не взяла трубку, где ты шляешься? Что значит в туалете была? Почему ты не успеешь домой войти, бежишь в туалет? В холодильнике суп, обязательно съешь три половника, я вечером проверю! Что ты получила по алгебре? Как ничего? А по литературе? А почему четвёрку, а не пятёрку?!

Думаю, Маруся, когда вырастет, станет кадровым военным. Армейская муштра по сравнению с этим — сущий пустяк.

Справа сидит Лерочка. У неё много подруг, у которых жизнь бьёт ключом, и она просто не может не выслушать, что он сказал, что она ответила и что теперь будет. А человек Лерочка очень эмоциональный, к тому же с детства занималась пением, так что слышно её отлично.

Нет, я не робот, думающий только о работе с девяти до шести и только о нерабочих делах с шести до девяти, но о моей личной жизни никто из коллег ничего не знает, потому что я использую очень простой приём: когда отвечаю на звонки мобильного, выхожу из кабинета. Но все предложения коллегам поступать так же успеха не имеют. Потому что нельзя быть такой занудой: ко всем (кроме меня, видимо) надо относиться с пониманием.