Разбирал тумбу, нашёл тетрадь брата за 9-ый класс. Привлекло внимание сочинение, за которое ему поставили 2 балла и приписали "Бред!".

2015-05-28 | 14:42 , Категория текст


Вот так и убивают рвение в школе. Специально не поленился перепечатать, почерк хромает на обе ноги:

Агония

Удар, сильнейший удар. Вскочил с койки. Ковальски кричит, завалило углем. Топки, не дать загасить топки. Турбина стала, генераторы ещё работают. Есть свет - есть жизнь.
Бесполезно, слишком быстро. Не успеваем, надо уходить. Раненые кричат. Не помочь. Пролёты. Взорвался котёл. Света нет. Кто-то плачет. Не помочь, заблужусь. Первая обитаемая палуба, иллюминаторы уже под водой. Закрыты, хорошо, больше времени. Правый борт. Шлюпки утянуло под воду. Не хватит, пятнадцать тысяч. Люди срываются, валятся через фальшборт. Крики раздавленных. Чуть не сорвался. Левый борт. Трое дерутся за место. Ребёнок. Не сможет, помочь. Хватаю, толкаю людей. К шлюпке. Хлопок. Горячо в груди. Бросаю в отходящую шлюпку. Поймали. Падаю. Боты. Больно. Сорвался. Вода холодная. Ухватиться за шлюпку. Отпихивают багром. Правильно. Посреди дня. Совсем не боятся. Где эскадра? Бросили. Ещё одна запись в статистику. Замерзаю, уже скоро. Пятнадцать тысяч человек. Белый корабль. Проклятая война. Кому нужно? Грудь жжёт. Кто стрелял? А, теперь не важно. Интересно, раньше замёрзну, или кровью истеку? Ещё кричат? Зачем? Уже поздно. Интересно, что дают капитанам U-boat за 50000 тонн? Отпуск? Или повышение? Занятная арифметика, достижения измерять тоннами, потери - жизнями. Покой, скоро будет покой. А Ковальски? Бежал в 39-ом через Па-де-Кале, чтобы через 2 года вот так... А в оккупации может был бы жив... А что я? Тоже хорош! Мог ведь остаться истопником в кочегарке при театре, бумаги были. Да и Бренда уговаривала, а я дурень... Неделю назад ещё был дома, кролика кушал. Ах, какой был кролик! Уж как Бренда плохо готовит, но кролик у неё отменный! Последний ужин мирного человека. Третьего дня пошли в море с караваном, везли гражданских в эвакуацию. Белый госпитальный корабль с большим красным крестом, бывший лайнер, один из первых с паровой турбиной. Два дня просто отдыхали, а потом в восьми котлах пропало давление, инжекторы забились и не могли уже питать топку мазутом. Нас и несколько десятков гражданских покрупнее бросили на уголь, но всё равно мы стали отставать от каравана. Шестого дня... Поганые U-boat, поганая война. Пойду к папе. Он тоже в Атлантическом, ещё в великую. Покой. Долгожданный покой.