Айн-цвай-полицай

2015-05-28 | 18:38 , Категория текст


До сведённых скул задолбали меня наши полицаи. Правильно их из милиции в полицию переименовывают: сути это не изменит, но гнилостную натуру отразит во всей красе.

Два месяца назад я познакомился с совершенно замечательной девушкой. Умница, красавица, каких поискать ещё. Со временем стали встречаться — и тут на тебе! Нарисовался её бывший. Наркот, причём опустившийся. Подкараулил меня в подъезде моего дома со своими дружками (такими же обдолбанными, как и он сам, и решил отвадить от этой умницы-красавицы. Радикально так решил отвадить: без лишних слов пырнул ножом в грудь. Ничего серьёзного и жизненно опасного, но в итоге — пробитые, безнадёжно испорченные пальто и костюм и озверевший я. В общем, на шум драки (спасибо соседям) вызвали милицию. Приехал наряд, скрутили всех. Меня даже в «травму» доставили, а потом до дома подвезли.

Эдак в семь утра — звонок в дверь. Стоит какое-то седовласое чмо комплекции Пэкмена, а за ним — двое ментов. Скрутили, надавали по рёбрам. В итоге оказалось, что тот нарик — пэкмена этого сын. Будучи ментом вот уже пятнадцать лет, мужик заводит на меня дело о нанесении тяжких телесных. Мое заявление в ментовке благополучно потерялось, все бумажки, выданные в «травме» — тоже. Вот и выходит, что я в одиночку избил троих ни в чём не повинных мальчиков, пырнул себя ножом, а на десерт сломал ребро, открывая двери представителям доблестной милиции…

В общем, несмотря на то, что среди милиционеров есть такие, для кого слова «офицерская честь», «честь мундира» и прочие — не пустой звук, кто реально готов свою голову сложить, защищая наш покой, есть и те (и количество их растёт год от года), из-за кого милицию называют мусарней, а теперь — полицаями.