Иденбург

2015-05-28 | 19:44 , Категория текст


Оговорюсь сразу: из двух тётенек, работающих на моём почтовом отделении, одна — милейшая женщина, всегда готовая прийти на помощь, вежливая и улыбчивая. Но вторая — просто туши свет.

Решила я поучаствовать в одном интересном проекте, и по результатам этого проекта мне нужно было отправить посылку в Эдинбург. День «ха» настал, и я пришла на почту.

— Здравствуйте. Сколько будет стоить отправить бандероль в Шотландию?

Тётенька по ту сторону стола начала листать большую книгу. Листала долго. В итоге вынесла вердикт:

— Мы с этой страной не работаем.
— А может быть, — предположила я, — дело в том, что Шотландия — в Соединённом Королевстве?

Тётенька опять полистала свою книгу и уже чуть менее уверенно сообщила мне:

— С этой страной мы тоже не работаем.
— А может быть, — сделала я ещё одно предположение, — дело в том, что эта страна называется Великобританией?

Чудо произошло: Великобритания в книге нашлась.

— Ну, рублей семьсот-девятьсот, — сообщила тётенька. «Ох, ни фига себе!» — подумала я, а вслух сказала: — А у меня очень маленькая посылка. Брошка, три конфетки и пакетик, — и помахала своей посылкой.

Осознание того факта, что я не шучу, а прямо сейчас действительно собираюсь отправить посылку в Шотландию, привело тётеньку в ужас. В её глазах явно читалось, что дальше Казахстана она посылки ещё не оформляла. Поэтому она призвала на помощь ещё троих работников отделения.

— Вам нужен конверт и пакет, — решило собрание.
— Ну, раз нужен — давайте, — не стала спорить я.

Однако всё оказалось не так просто. Сплочённая команда из четырёх человек искала конверт и пакет по всему отделению почти десять минут — я от нечего делать засекла время. Наконец искомая тара была найдена, и мне дали бумаги на заполнение. Тётенька в это время начала взвешивать посылку.

Тут надо сделать лирическое отступление и объяснить тем, кто не в курсе, особенности отправления посылок за границу. В посылку вкладывается опись вида:

Брошь — 1 шт. — 100 г
Конфеты — 3 шт. — 500 г

Все вложения надо взвешивать по отдельности — на случай, если на таможне их захотят проверить.

С конфетами нам повезло: они весили целых 18 граммов. Не повезло с брошкой и пакетиком: их весы отказывались воспринимать, упорно показывая ноль. У тётеньки началась паника, опять собралась сплочённая команда. Совместными усилиями был найден выход: записать каждый объект по одному грамму.

Бумаги я заполнила, бандерольку запечатали и даже приклеили адрес. Я расслабилась, но не тут-то было.

— Для квитанции, — сказала тётенька, — мне нужно по-русски знать, кому бандероль.
— Мишель… — сказала я и поняла, что забыла фамилию адресата. — Секундочку, — и полезла в сумку за блокнотом.
— Та не надо, — отмахнулась тётенька, — так и запишем: Мишель.
— Но это же имя, — на всякий случай уточнила я. — А как же фамилия?
— Квитанция выдаётся для вас, — растолковала мне тётенька. — Вы же знаете, что за Мишель?

Сил спорить у меня уже не было. Мишель, так Мишель.

— Город?
— Эдинбург, — ответила я, радуясь, что не какой-нибудь маленький городок, название которого придётся сейчас диктовать по буквам.
— Вот, пожалуйста. Сто пятьдесят шесть рублей. И за конверт двенадцать.

Счастливая, я заплатила совсем не семьсот-девятьсот рублей, забрала квитанцию и вышла с почты. Уже на улице я посмотрела в квитанцию и прочла место назначения: «Иденбург».