Буду резать, буду бить

2015-05-28 | 20:06 , Категория текст


Всем привет. Я найфер — человек, любящий ножи. Некоторые люди категорически не понимают моих ответов на их вопросы, потому что не хотят понимать.

— Зачем тебе нож?

Вопрос, возникающий ровно до того момента, пока человеку не понадобится что-то разрезать, открутить, приподнять, расковырять, а под рукой не окажется подходящего инструмента. Нож — как презерватив: пусть будет, но не понадобится, чем понадобится, но не будет. И я даже не про самооборону. Кстати, о самообороне:

— Гопников режешь?

Никогда не использовал нож против человека и не буду, хотя базовыми знаниями контактного ножевого боя обладаю. Причина проста: нож обладает высокой фатальностью, но малым останавливающим эффектом. Говоря проще, ты успел достать нож и ткнуть одного гопника в живот три раза, другого два, они под адреналином не обратили внимания и запинали тебя ногами до полусмерти, а потом прошли десять метров, упали и загнулись, потому что попал ты им в печень и желудок. Итог — два трупа и тюрьма — твой дом родной. Нож — оружие убийства, а не защиты.

— А что будет, если тебя менты с ним остановят?

Да ничего. Предъявлю сертификат, заверенный магазином-продавцом, что нож не является холодным оружием. Если конфликт будет развиваться дальше, позвоню своему адвокату, если нож изымут на экспертизу, возьму постановление об изъятии. После экспертизы получу его обратно и снова повешу на карман.

— Ты неправильно точишь.

А как точить правильно? Как ты, у кого ножи едва овощи режут (а если по-честному, то ножи дома ты точил последний раз три года назад)? У каждого найфера свой стиль заточки и свои абразивы. Кто-то предпочитает японские водяные камни, кто-то алмазы, кто-то керамику. В зависимости от абразивов вырабатывается свой стиль движений, угол и глубина проточки. Кроме того, немалую роль в заточке играет геометрия клинка. Точить клинок с бритвенными спусками под 30 градусов я не буду. Резать после этого он — тоже. Я точу по советам людей, ножи которых рассекают человеческий волос вдоль.

— Сколько денег ты тратишь на ножи?

Когда как. Бывает, покупаю клинки горой, бывает, полгода живу без новой железки. Зависит от того, что интересное на данный момент есть в магазинах, и от того, насколько по руке мне придётся нож.

— Как твоя девушка относится к этому?

Не поверите: отлично. Она уверена, что у меня всегда будет с собой верный инструмент, которым можно сделать чёртову гору вещей. Кстати, подаренный мной бритвенно острый малыш Magnum Framelock у неё теперь бессменно висит на кармане вне зависимости от того, во что она одета и куда собирается идти.

Если вы увидите на природе группу людей, рядом с которыми в поваленное дерево будет воткнуто полсотни ножей и топоров — не бегите прочь, вопя: «Сатанисты!» Это просто найферы выехали на полевые тесты клинков.

Если в ресторане вы окажетесь рядом с людьми, стол которых завален колюще-режущими предметами, не дрожите и не вызывайте охрану — это найфовка, на которой мы хвалимся новинками и просто общаемся.

Если на природе вы увидите человека, у которого на бедре висит воронёный нож, из кармана выглядывает небольшой складничок, а на поясе болтается монструозный кукри (как вариант — мачете за спиной), не спешите читать наизусть «Отче наш» — это найфер готовит лагерь.

Нас много по всему миру. Нам всё равно, как вы к нам относитесь — боитесь ли, насмехаетесь за спиной или почтительно изумляетесь. Среди нас есть адвокаты, инженеры, музыканты, сантехники, фотографы и спортсмены. Мы практически не отличаемся от остальных. Разница по большому счёту лишь одна: если выдернуть кого-то из нас прямо с улицы и забросить в тайгу, шансов выжить у нас в несколько раз больше, чем у остальных.