Лягушка в обмороке от бедра испуганной нимфы

2015-05-29 | 03:51 , Категория текст


Я — дизайнер. Понятно, что начальство, традиционно считающее тебя на все руки от скуки, и клиенты, традиционно считающие тебя гением, роботом и ясновидящим в одном флаконе, задолбали всех, но всё же…

Люди, поймите: мне ваши обывательские названия оттенков ничего, ничего не скажут! Да-да, не поднимайте в изумлении брови. Я уже смирилась с «кирпичным» и даже «мокрым асфальтом» — в конце концов, искомые материалы по нашей стране приблизительно одинаковы, — смирилась с вишнёвым (плевать на сорта), смирилась со всякими яндекс-оттенками типа «лягушки в обмороке». Но как мне понимать вашу «морскую волну» ядрёно-голубого цвета?

Яндекс! Как же ты меня задолбал! Где ж ты увидел такое море, лишённое водорослей, а соответственно, оттенка зелёного? Люди, если вы на фотографиях из Турции видите ослепительно голубое море в солнечный день — это не цвет морской волны. Это отражение безоблачного неба, которое (не ударяясь в физические подробности) и правда было ядрёно-голубым. Но почему, когда я, смирившись с неизбежным, показываю вам соседние оттенки синего без примеси зелёного, вы кричите на меня, что вот тут — морская волна, а вот это — небесно-голубой, и удивляетесь, как я могу не видеть разницы?

Я вижу разницу. Я различаю мельчайшие оттенки цвета. Да, у меня есть художественное образование; более того, в свободное время я занимаюсь живописью, а один моих любимейших художников — Айвазовский. Именно поэтому для меня в любом участке неба и воды в любое время суток — десятки, если не сотни оттенков.

Для верной передачи цвета главное — это основной пигмент. Для меня ваша «морская волна» — это синий ультрамарин (а по-хорошему и вовсе голубой ФЦ) с добавлением изумрудного, а «нежный небесно-голубой» — это разбелённый кобальт. Разницу чувствуете?.. Никогда ФЦ не будет действительно нежным, а кобальт не превратится в вырви-глаз, чего в них не добавляй. А розовый может иметь в основе как краплак (тёплый красный), из которого родится барби-розовый, так и кармин (холодный красный), из которого родится фуксия. Для вас, может, разницы и нет, вы ищете по светлоте и собственному мироощущению, а для меня она принципиальна. И для редактора с его цветовыми линейками — тоже.

Кстати, обладательницы мелированных шевелюр, «барби-розовый» — это был намёк на вас. Перестаньте удивляться, что в вас даже дети тычут пальцами и обвиняют в отсутствии вкуса. Риз Уизерспун в вашем любимом фильме носила совершенно другой розовый и под совершенно другой блонд.

Я не призываю вас учить названия всех пигментов и красителей! Всё равно ни один редактор их не знает. Я не придираюсь и не требую молитв на свой портрет. Когда человек с круглыми глазами смотрит на образец и смущённо бормочет «я совсем не то имел в виду», я тихо и спокойно ищу с ним нужный оттенок. Да даже если человек поминает за гуру всемогущий интернет или свою маму, которая всю жизнь называла «бирюзовым» вот этот зелёный оттенок с о-очень тонким намёком на голубой, я не обижаюсь и не качаю права. Но бога ради, хоть посмотрите на оливки (пусть и консервированные), а потом уже доказывайте мне, что ваш коричневый — это тёмно-оливковый.

Поверьте, дизайнеру искать точный оттенок по вашим эпитетам — примерно то же самое, что искать «такие, синенькие» духи или почитать монитор за компьютер. В конце концов, если вам говорят, что оттенки никак не сочетаются, может, стоит задуматься, а не швыряться в меня тапками, вовсю доказывая, что у известного дизайнера были почти такие же?