Дети-маугли: чужой среди своих

2015-05-29 | 05:14 , Категория фото


История настоящих маугли гораздо печальней, чем представляется читателям Киплинга или зрителям одноименного мультфильма. Люди, воспитанные животными, а затем снова вернувшиеся в человеческое общество, становятся чужими и для тех, и для других.

Кадр из м/ф «Маугли», СССР, 1973

«Книга джунглей»

«Книга джунглей» Редьярда Киплинга вышла в те далекие времена, когда еще не было интернета и сведения о странных диких существах имели локальных характер, — в 1893 году. Сборник рассказов для детей, героем большинства которых стал мальчик-волк Маугли, приобрел огромную популярность, и в 1907 году Киплинг первым из англичан получил Нобелевскую премию по литературе.
Российским детям отважный дикарь особенно полюбился после выхода в начале 1970-х годов сериала, а затем полнометражного мультфильма, названного именем героя — «Маугли».
О гораздо менее радужных реальных историях «диких детей» широкая публика знала мало. Хотя первый исторически достоверный случай, когда ребенка обнаружили в стае волков, произошел еще в 1341 году в Германии.

Фрагмент гравюры Лукаса Кранаха Старшего, 1512

Подобное, видимо, и положило начало легендам об оборотнях — полулюдях-полуволках, ведь преимущественно маленьких дикарей воспитывали именно волки. Большая часть таких случаев приходится на долю Индии: с 1843 по 1933 год оттуда поступило более 15 сообщений об обнаруженных детях-волках. Так что неудивительно, что родившийся в Бомбее (ныне Мумбай), а затем снова поселившийся в Индии Киплинг обращается к этой теме. Хотя конкретного прототипа у его героя нет, образ сложен из разных историй.
Как и принято в детской литературе, для Маугли все кончается хорошо: вооруженный силой и отвагой, воспитанной волками, он триумфально возвращается в человеческий мир. В реальной жизни звериное и людское в человеке уживались редко.

Мальчики-волки

Первым в официальном списке индийских найденышей, путь которых удалось проследить, стоит Дин Саничар. Мальчик был найден в 1872 году у местечка Минспури в логове волков. Дикарю определили возраст в шесть лет. Единственными произносимыми им звуками было горловое рычание. Он был крепок, силен, имел острые, как бритва, зубы, ел сырое мясо и передвигался исключительно на четвереньках. Все это позволяло предположить, что среди зверей он пробыл достаточно долго. Несмотря на отсутствие специальных методик, людям, взявшим мальчика под опеку, удалось добиться некоторых успехов: его научили ходить на двух ногах (хотя для Дина это так и осталось нелегким делом), носить одежду, пользоваться посудой и есть приготовленную пищу. Прожил он около 20 лет.
Через два года после Саничара в лесах Лакнау обнаружили еще одного мальчика-волка, которому было около десяти лет. Видимо, разница в четыре года сыграла свою роль — обучение человеческим навыкам вовсе не увенчалось успехом. Единственное сомнительное достижение, которое ребенок перенял от людей, — курение. Оба мальчика, несомненно, послужили отправной точкой для истории, сочиненной Киплингом.
Меж тем в просвещенной Европе феноменом детей-маугли ученые давно занимались вплотную, и произошедший почти за век до индийских историй случай был ими весьма подробно описан.

Поймать и осчастливить. Кадр из к/ф «Дикий Ребенок», Франция, 1970

История этого мальчика-маугли из Южной Франции, начавшаяся в конце XVIII века, стала известна миру почти через два века, в 1970-х, когда вышел фильм Франсуа Трюффо «Дикий ребенок». В 1797 году крестьяне заметили прятавшееся в зарослях странное существо. Дикаря поймали и поместили в сарай — он сбежал. Прошло больше года, прежде чем он снова попался — на этот раз охотникам. Но снова совершил побег. Затем, видимо, в одиночку зимовал в лесу. И наконец, в январе 1800 года был в третий (и последний) раз пойман крестьянами близ деревушки Ла-Басин. Виктору (так назвали мальчика) было на тот момент около 12 лет — голый, беззащитный, очень напуганный маленький дикарь.

Кадр из к/ф «Дикий Ребенок», Франция, 1970

Виктора поместили в больницу, где начались длившиеся потом годы наблюдения за ребенком-маугли. Он издавал звуки, напоминавшие хрюканье. Не умел улыбаться — только странно кривил рот. Был настолько нечувствителен к боли, что мог вытаскивать из огня горящие поленья. Не проявил бы ни малейшего беспокойства, если б рядом стреляли из пушки, но сразу оборачивался на шорох шагов. Есть предпочитал ягоды и каштаны, хотя дрался с собаками за кость. Ненавидел одежду и мог укусить любого, кто, по его мнению, представлял опасность. И упорно рвался на волю.

Полюбил рубить дрова. Кадр из к/ф «Дикий Ребенок», Франция, 1970

Мальчик стал предметом изучения эскулапов всех мастей. Естествоиспытатель Пьер-Жозеф Бонатер написал «Исторические заметки о дикаре из Аверона». В Париже, куда Виктора перевезли, его обследовал известный психолог доктор Пинель и вынес неутешительный вердикт: пациент страдает врожденной дебильностью, чем и объясняются все его отклонения в развитии.
Виктору повезло: нашелся человек, который отнесся к нему не просто как к подопытному материалу, но как к живому, требующему участия существу. Им оказался молодой доктор Жан-Марк Итар, в 1800 году назначенный на должность главного врача парижского Императорского института глухонемых. 25-летний ученый позволил себе не согласиться с великим Пинелем: он утверждал, что в странностях Виктора виноваты вовсе не врожденные пороки, а невозможность в детстве, год за годом, нормально развиваться. Шесть лет Итар упорно старался вернуть мальчику недоданное и максимально «очеловечить» его. И ему удалось добиться некоторых успехов. Виктор полюбил всякую домашнюю работу, особенно рубить дрова — он мог заниматься этим делом часами, при этом всячески выражая свое удовольствие. Говорить он, правда, так и не научился, только «o dieu!» («о боже!») и «lait» (молоко), зато однажды сделал карандашницу из старого вертела. В пристройке парижского института глухонемых он мирно прожил до 40 лет и умер в 1828 году. Можно сказать, у него была счастливая судьба — по сравнению с прочими детьми-маугли.

По ночам они метались и выли

Казалось бы, ХХ век должен был найти панацею от одичания. Но количество детей-маугли не уменьшилось, и историй со счастливым концом тоже больше не стало.
В 1920 году жители деревни Годамури, Западная Бенгалия (Индия), стали жаловаться, что вокруг хижин бродят чудовища, похожие на людей и волков одновременно. Преподобный доктор Джозеф Сингх явлением заинтересовался и отправился в джунгли. После наступления сумерек он увидел, как из логова вылезают три взрослых волка, два волчонка и дальше, также на четвереньках, два тех самых чудища, лица (или морды?) которых закрывали длинные спутанные волосы. Спутники доктора схватились за оружие, но он уговорил их не стрелять: Сингх задался целью поймать диковинных животных. Чтобы подобраться к логову, пришлось застрелить охранявшую вход волчицу. Внутри обнаружили двух волчат и двух человеческих детенышей — голых, грязных, в болячках, но еще более агрессивных, чем их лесные братья.
Позже найденышей поместили в сиротский приют в Манднапоре, и его попечитель доктор Сингх окрестил детей Амалой и Камалой и написал подробный отчет о своих наблюдениях. Амале было около двух лет, Камале — около восьми. Они не реагировали на человеческую речь, скалили зубы и тяжело дышали, плохо ориентировались днем, а ночью метались и выли. Рычали, изгибая спины, на чужаков, ползали на коленях и локтях, но развивали приличную скорость, преследуя кур. Если находили выброшенные потроха, с жадностью пожирали их. От человеческой пищи отказывались, предпочитая сырое мясо.
Амала, не выдержав неволи, прожила меньше года. Камала дожила до 17 лет, к этому моменту достигла развития четырехлетнего ребенка. Она с трудом научилась передвигаться на двух ногах, но, когда требовалась скорость, переходила на четвереньки. Изо всех сил сопротивлялась мытью, терпеть не могла одежду и панически боялась огня. По-прежнему предпочитала сырое мясо, разрывая его зубами. Выучила около 40 слов, но так и не научилась составлять предложения. Умерла внезапно — просто остановилось сердце. Были ли они сестрами? Как попали к волкам? Этого узнать так и не удалось.

Стая обратно не принимает. Кадр из к/ф «Дикий Ребенок», Франция, 1970

Шло время. Маугли появлялись то тут, то там. Некоторых родители опознавали как безвестно пропавших, других, как выяснялось, родители сознательно — за ненадобностью — отправляли в джунгли, собачью конуру или курятник, история третьих так и оставалась тайной. Всех их, проведших значительную часть жизни вне цивилизации, объединяло то, что они упорно рвались на волю, их мозг отказывался принимать человеческие правила, а организм — пищу. Пойманные, они в большинстве своем вскоре умирали или, оставшись «неполноценными», заканчивали дни в психиатрической лечебнице.
Феномен всесторонне изучался. Исследования подтвердили: самым важным для развития человека является возраст до 5 лет — именно тогда закладываются основы психики, приобретаются базовые знания, на которые потом, как ветки на стволе, нарастают новые знания и умения. Если этот период пропущен, воспитать полноценного человека в большинстве случаев практически невозможно. Невозможно и, как предлагали некоторые, выпустить маленьких дикарей на волю, в лес: доктор Анна Лудовико, исследовавшая 48 подобных случаев, аргументированно доказала, что детей не приняли бы обратно в стаю и они бы погибли.

Мальчик-кенгуру и девочка-орел. Кадр из м/ф «Маугли», СССР, 1973

В процессе исследований родился термин «синдром Маугли». Так обозначили заболевание, к симптомам которого относятся неумение говорить, передвигаться на двух ногах, боязнь людей и пр. В той или иной мере это бывает свойственно не только выросшим в джунглях детям, но и просто тем, кого бросили родители. К сожалению, полная реабилитация в большинстве случаев невозможна.
Между тем история Маугли пополняется все новыми случаями: дети-пантеры и дети-леопарды, выращенный мартышками Джон и китайский мальчик-панда, мальчик-кенгуру, передвигавшийся огромными прыжками, мальчик-газель, развивавший скорость до 50 миль в час, и даже обнаруженная в штате Колорадо (США) девочка-орел. Все эти истории достойны пера Киплинга. И хочется, чтоб у всех у них, как в истории Киплинга, был хороший конец.