Спаси себя сам

2015-05-29 | 16:24 , Категория текст


В один чудесный день за кружкой чая вели мы с папой беседу и как-то незаметно перешли на тему взаимопомощи и очервствления людей.

После рождения ребёнка мой организм сдал. Однажды, промучившись с сильной мигренью половину дня, решила облегчить существование обезболивающей таблеткой. Облегчила — да так, что давление ушло в минус. Боже, какое страшное состояние, когда ты беспомощен, как младенец: конечности абсолютно ватные, чёрный туман застилает глаза. «Скорую» не вызывала — боялась, что увезут, а ребёнок как же? Муж и родители — на работе в соседнем городе, а мобильников в то время у нас не было.

Собрав всю волю в кулак, все силы, какие были, собралась в аптеку за углом. С огромнейшим трудом на четвереньках доползла до входной двери, попеременно открывая то один, то другой глаз, дабы не врезаться в косяк. Ещё больших усилий мне стоило дотянуться до щеколды и головой вытолкнуть дверь. Ползком до двери подъезда, а дальше, обливаясь потом, прикладывая невероятные усилия, перебирать по стене дома руками.

На этом месте я спросила отца: «Ведь люди видели, как мне плохо — почему они не помогли?» Как думаете, что ответил отец? «А я бы тоже не помог». Я опешила. И тут отец рассказал свою историю.

Зима, выходной. Папа не спеша идёт из магазина домой. Вдруг крик о помощи: «Держите вора!» Папа оборачивается. Женщина пенсионного возраста пытается бежать за юношей, который вырвал из её рук сумку. Папа мгновенно решает помочь и… подставляет подножку. Воришка — кубарем в сугроб, спешно встаёт, дабы не успели поймать, отряхивается — и только пятки сверкнули. Женщина подбегает, забирает сумку, благодарит и просит номер телефона на всякий случай. Ну, отец без задней мысли номер диктует — мало ли, если поймают воришку, поможет опознать.

Проходит неделя, другая, отец уже и забывает об инциденте. Раздаётся звонок. На том конце провода участковый. Родители юноши-воришки подали заявление в милицию о причинении телесных повреждений. Их ребёнок упал и потянул связки. Причиной падения явился мой отец, телефон которого благополучно предоставила та самая дама, сумка которой была спасена.

В тот раз добро победило зло, но с тех пор просьбы о помощи мой папа рассматривает с известной долей скепсиса. «А если бы ты умерла на руках человека, пытающегося помочь тебе, — спросил он меня, — что делал бы этот человек, как бы он объяснил ситуацию? А если бы его обвинили в твоей смерти, какую доказательную базу своей невиновности он предоставил бы?»

Куда же мы скатились, господа?