То, что Иван Грозный убил своего сына - придумала западная пропаганда.

2015-05-29 | 17:03 , Категория фото


Информационные войны с Россией и экономические санкции были придуманы много веков назад.

Александр Мясников - историк, журналист, писатель. Автор более десятка исторических книг, в том числе «Санкт-Петербург. История города», «Российская летопись», «История российского государства», «Хроника человечества. Россия», «Виват, Россия!».

Историк и писатель Александр Мясников был приглашен администрацией президента на семинар для губернаторов: прочитать региональным лидерам лекцию по истории информационной борьбы с Россией.
- Запад обвиняет сейчас Россию и Путина во всех грехах, но ведь началась эта кампания не вчера и даже не позавчера?
- В истории ничего нового не бывает. Все новое - хорошо забытое старое, и нынешние информационные войны из этого числа. Мне все это напоминает игрушку-неваляшку: неожиданно поднимается и снова выходит на передний план что-то, казалось бы, давно ушедшее.
Широкие информационные войны в мире начались сразу же с появлением полиграфии. В XVI веке в Европе появились первые газеты, и как раз в 1558 году Иван Грозный начал Ливонскую войну. В широком смысле это была война за выход к Балтике. Русский царь хотел торговать без посредников, но портов у него для этого не было, и он забрал себе Нарву. Пока Россия воевала у себя, в сторону востока - с Казанским и Астраханским ханствами, в Европе это вообще никого не волновало. Но как только она повернулась лицом к Западу, сразу пошла волна.
Появились так называемые летучие листки - картинка и какой-нибудь текст на листе нынешнего формата А4. Первые из них не имели отношения к России, или, как тогда называли, Московии. Но после объявления Ливонской войны они разом начали публиковать материалы, связанные с Москвой. Именно там появился образ русского царя, который еще хуже, чем турецкий султан, а страшнее султана для европейцев тогда никого не было. Он похож на медведя, ходит в кафтане, у него 50 жен и прочее-прочее.

Недовольные дружбой России с Францией англичане так изображали общение Павла I с Наполеоном. Русский медведь на французском аркане.

- Это оттуда и пошел образ русского медведя?
- Да, вот с Ивана Грозного этот ужасный образ на Западе и начался. Писали там абсолютную чушь, например, изображали русские казни: мужика сажают в котел с вином и начинают варить. Мы-то понимаем, что нашего мужика посади в котел с вином, он не будет дожидаться, пока его сварят. На Руси и вина-то тогда не было, оно было завозное, называлось фряжское, и бутылка стоила безумных денег.
Зачем нужно было все так нелепо придумывать? Затем, что это было понятно европейцам, так у них казнили фальшивомонетчиков, такие вещи придумывала святая инквизиция. И в Европе постепенно создавалось ощущение страшной жути - хуже Московии страны не существует!
Эти листки плюс всякие фальшивые мемуары делали свое дело. Например, был такой человек по фамилии фон Штаден, который до сих пор во всех исследованиях присутствует как опричник Ивана Грозного. Питерский ученый Даниил Аль целую докторскую диссертацию написал, что этот Штаден не только опричником не был, а Ивана Грозного близко не видел. Он владел рыбной лавкой, а потом просто уехал на Запад. И там уже вместе с другими «очевидцами» придумал, что Иван Грозный убил своего сына и вообще творил бог знает что.
В ОТВЕТ НА САНКЦИИ ГРОЗНЫЙ ТОПИЛ КОРАБЛИ
- А зачем все это было нужно?
- Очень просто - необходима была почва для введения санкций. Они появились уже тогда, правда, назывались не санкции, а «меры против Московского царства». В 1570 году герцог Альба выступил с речью на Франкфуртском депутационстаге. При этом герцог Альба - испанец, представитель Испании, колонией которой является Голландия. И когда в Голландии появляется мощное протестантское движение, католик Альба решает, что для снятия вопроса надо вырезать около 300 тысяч голландцев. Но угроза миру почему-то при этом не он, а далекая Московия. И вот он предлагает ввести эти санкции. Например, перестать продавать Московии артиллерию. Предлагает закрыть границы. Раньше технологии и специалисты перемещались по миру «своим ходом». Сами понимаете, ни телефонов, ни интернета не было. Для того чтобы остановить прогресс в Московии, он предлагал запретить мастерам наниматься туда на службу, отрубать голову тому, кто захочет пересечь границу.
Еще предложили запретить продавать на Русь «товары двойного назначения». Из бронзы, например, можно колокола лить, а можно и пушки. И границы закрываются. Иван Грозный понимает, что его попытка выйти через Балтику в Европу оказывается тщетной - вводится экономическая блокада. Хамона и пармезана тогда не было, народ не особо страдал, но на экономике это отражалось.
- Ответные санкции Иван Грозный пытался ввести?
- Он поступил нестандартно. Он нанял датчанина Карстена Роде, которому выдал первый в истории страны каперский патент. Это документ на право официального пиратства, как были, например, в других странах королевские пираты. И этот Роде устраивает такой фейерверк на Балтике, что через некоторое время европейские правители пишут в Москву: не надо так нервно реагировать на санкции. Самое интересное, что эти летучие листки прекратили выходить в один день: как только Лжедмитрий перешел границу с Московией. Как только Европа в его лице пришла в Россию, там все сразу стало хорошо.

Антироссийская военная пропаганда времен Ивана Грозного. Картинка из летучего листка: московиты убивают женщин и детей в захваченной ими Ливонии.

ПАВЛА I СУМАСШЕДШИМ ОБЪЯВИЛИ АНГЛИЧАНЕ
- Но сама практика информационных войн не закончилась?
- Конечно! Например, нелестные воспоминания принцессы Софьи Ганноверской о Петре I - про его неумение вести себя за столом и грязные ногти - везде цитируют до сих пор. Во времена Петра за влияние на Россию и ее рынки боролись Голландия и Англия, и Петр сделал ставку на голландцев. Англичане делали все, чтобы выбить поч-ву у голландцев и разобраться с Петром. Создание главе враждебного государства образа ненормального - обычный ход в любые времена, в том числе и петровские.
- Россия укрепилась при Екатерине II, ей за это тоже досталось?
- В Европе Екатерину в зависимости от ситуации называли то Северной Семирамидой, то московской Мессалиной. Как только Россия пытается повернуться лицом к Западу и занять какое-то достойное место, Европа пугается этого. На ту же Екатерину рисовали карикатуры в образе медведицы, где она рявкала на всех. Карикатуры на Суворова, подавлявшего в зверском виде польское восстание. Англии очень не нравились победы России в войне с Турцией, и она давила как могла.
Потом в Европе усиленно создавали образ Павла I как полного идиота. Его критиковали за все, хотя он затеял реформы русской армии: солдатская шинель - его нововведение, он очень много сделал для артиллерии.
Сестра бывшего фаворита Екатерины Платона Зубова - Ольга Зубова была любовницей английского посла Уитворта. Она регулярно устраивала в Петербурге вечера, где распространяла слухи, что Павел I дурной правитель и вообще сумасшедший, которого надо устранить. И из этой компании родился во многом заговор. Удивительная вещь: после убийства Павла она поехала в Англию и получила деньги, чтобы распределить их среди участников заговора. А причина убийства была простая - Павел решил не дружить больше с Англией, а дружить с Наполеоном. И Наполеон, когда убили Павла, сказал: это целились в меня.
Приговор себе подписал сам Павел, он в 1800 году отправил 22 тысячи казаков на присоединение Индии к России. Это был удар уже ниже пояса. Этот же поход планировал и Наполеон, они оба понимали, где у Англии слабое место. Убийство Павла - заслуга заговора с прямым участием англичан.
«ВИКИЛИКС» АЛЕКСАНДРА ГЕРЦЕНА
- Уже общеизвестно, что революции делаются на деньги других государств, но началась эта тенденция тоже не с Владимира Ленина?
- Александр Герцен уехал за границу в 1847 году, а год спустя случилась революция во Франции. Николай I отдал приказ, чтобы все подданные Российской империи вернулись домой. Герцен отказался и бежал в Англию, за что император лишил его всего состояния. У нас школьное восприятие Герцена как очень богатого человека, решившего побороться за права крестьян. Это до определенного момента так и было: его папа Иван Яковлев владел стекольными заводами на Воробьевых горах. Но в 1849 году Герцен враз стал нищим, и тогда он придумал хитрый трюк: отправился к Ротшильду, который в это время финансировал строительство железной дороги Москва - Санкт-Петербург. И как будто задним числом продал ему акции своих конфискованных предприятий, чтобы тот смог вырвать у Николая фабрики. Выходит, что критиковавший Россию «Колокол» выходил фактически на деньги Ротшильда. Это все не мои открытия или выдумки, это описано у самого Герцена.

- Зачем это было нужно Западу?
- Уже тогда шли противоречия между Европой и Россией, назревала Крымская война, и вновь создавался образ страны, с которой надо воевать. И немалый вклад в его создание внес и Герцен со своей «Вольной типографией», а потом и с «Колоколом». Но ведь в «Колоколе» публиковали не только рассказы или вольнодумные стихи, а шел, как бы сейчас сказали, слив компромата. Там появляются отчеты о заседаниях министерства внутренних дел Российской империи. С какой стати? Как это попало в Лондон? Согласитесь, что очень похоже на историю с нынешним «Викиликсом».
- В России «Колокол» воспринимали, как в советское время трансляции по ВВС?
- Нет, тут он мало кого интересовал, но по другой причине. Дворянский круг был довольно узок, и моральный образ Герцена и Огарева был всем известен. И когда они из Лондона кого-то начинали учить, им отвечали: «Друзья, вы на себя-то посмотрите! Разберитесь сначала в своих семейных отношениях, кто у вас там с кем живет, а потом уже морализаторствуйте».
RUSSIA TODAY АЛЕКСАНДРА I
- Когда информационные войны против России достигали своего пика?
- Как раз при Николае I. В 1853 - 1854 годах публиковались просто фантастические карикатуры и на императора, и на Россию. Вдалбливали идею, что страшная страна Россия пытается несчастную Турцию задушить, растоптать. Притом что сами французы и англичане с этой же Турцией вовсю воевали. Но они очень не хотели, чтобы Россия покушалась на раздел проливов между Черным морем и Средиземным, и в ход шло буквально все.
- Николаю II доставалось не только от прессы стран-врагов в Первой мировой, но уже и от российских газет?
- Велось создание образа беспомощного, бездарного правителя, который ни на что не способен. Этому сыграло на руку, что диагноз болезни царевича Алексея сделали государственной тайной. При дворе появился Распутин, который чем-то ему помогал, но оппозиционные СМИ начали тут же давить на это. Публиковали карикатуры на императрицу, которая голая кутит с Распутиным и управляет Николаем. И к 1917 году было сформировано такое общественное мнение, что никто при отречении Николая II от престола не вышел на демонстрацию в его поддержку. Хотя, между прочим, общественное мнение впервые появилось только при нем, прежде его не существовало.
- Россия пыталась как-то отвечать, вести контр-пропаганду?
- Как правило, на это реагировать считали ниже своего достоинства. Хотя Александр II, вступив на престол, во время Крымской войны повелел в 1855 году издавать в Бельгии заграничную периодическую газету Le Nord. По словам министра внутренних дел Сергея Ланского, «цель газеты - ознакомить Европу с действительным положением России, стремиться к уничтожению неосновательных и ложных понятий о нашем Отечестве». Перед тем как закончить Крымскую войну, Россия пыталась показать Европе реальную информацию. То есть в широком смысле это был такой прообраз современного телеканала Russia Today.

КАК ЕВРОПА ЖИВОПИСАЛА РУССКИХ
«Весьма мерзкие, ужасные, доселе неслыханные, истинные новые известия, какие зверства совершают московиты с пленными христианами из Лифляндии, мужчинами и женщинами, девственницами и детьми, и какой вред ежедневно причиняют им в их стране. Попутно показано, в чем заключается бoльшая опасность и нужда лифляндцев. Всем христианам в предостережение и улучшение их греховной жизни писано из Лифляндии».
Летучий листок, Нюрнберг 1561.
«Суворов в этот день превосходил
Тимура и, пожалуй, Чингисхана:
Он созерцал горящий Измаил
И слушал вопли вражеского стана».
Байрон, «Дон Жуан»
«Этой нации чужд моральный элемент: со своими военными нравами и воспоминаниями о набегах она еще находится в периоде завоевательных войн, самых зверских из всех, между тем как войны Франции и других наций Запада будут отныне войнами ради пропаганды».
Маркиз де Кюстин. «Россия в 1839 году»