Маньяка бояться — на стройку не ходить

2015-05-29 | 21:11 , Категория текст


Аккурат напротив моего дома находится «замороженная» стройка офисной семиэтажки. Местные шкеты повадились туда шастать и не нашли ничего лучше, чем устроить на верхних ярусах игру в догонялки (при том, что никаких бортиков и ограждений там нет) и кидать с верхних этажей щебень на припаркованные внизу машины. Моя получила впечатляющую вмятину на капоте, соседней повезло меньше: лобовое — в хлам.

Вчера снова увидел малолеток на верхних этажах и пошёл шугануть. Аккуратно подкрался к одному со спины и ухватил за воротник. Пацан лет восьми-девяти оказался самым младшим из шайки. Остальные замерли.

— Бежать вам некуда, внизу всё окружено и оцеплено. Топайте ко мне по-хорошему.

Конечно, это был чистой воды свист канарейки, просто мне совсем не хотелось гоняться за мелкими по всему зданию. Не приведи Господь, кто-нибудь сорвётся со страху. Пока остальные подтягивались, у меня состоялся диалог с пойманным сопляком:

— Ты в курсе, что находиться здесь запрещено, это частная территория и опасный объект?
— Вы меня убьёте!
(охреневая) Нет, я никого убивать не собираюсь, а вот твои родители, когда узнают, что ты гулял по стройке, вполне могут и пришлёпнуть!

Ещё больше слез. Малец белый, как простыня. Голос срывается почти в крик:

— Пожалуйста, не насилуйте меня!

Машинально отпускаю воротник. Вместо того чтобы отчитывать парня, как отчитывали меня в детстве, принимаюсь успокаивать:

— Слушай, я не собираюсь никого насиловать. Просто тут опасно находиться, вы же можете упасть и разбиться…

Ребёнок меня просто не слышит. Он уже морально приготовился к страшным мучениям и смерти, примерил на себя всё, что видел по ТВ и слышал из страшных рассказов мам и бабушек. Ноги его больше не держат, он плюхается рядом и хватается за мою штанину.

— Дяденька, пожалуйста, не насилуйте меня-я-я!

Подходят остальные шкеты лет по двенадцать. Смиренно стоят, слушают вопли «пойманного», а после его мольбы «не насилуйте» тоже начинают шмыгать носами. Теперь уже я стою белый, как простыня, в абсолютном ох#е от развития событий.

Принимаю волевое решение, и, достав упаковку носовых платков из кармана, командую:

— Так, быстро взяли по платку, вытерли сопли и слёзы! Слушаем сюда! Я никого не собираюсь убивать и насиловать, это ясно?

Все дружно кивают.

— Хорошо! Этот дом будут сносить, и динамит уже заложили! Находиться здесь нельзя, потому что здесь скоро будет большой «ба-бах», это ясно?

Снова кивок.

— А теперь все дружно и медленно спускаемся и уходим отсюда.

Все быстро ретируются, кроме «жертвы насилия». У него истерика, встать он не может, меня не слышит. Пришлось взять парня на руки и спустить с пятого этажа, а потом ещё минут пятнадцать успокаивать и отпаивать водой.

Родители, е&@ть вас конём! У ваших детей в сто раз больше шансов упасть на стройке, попасть под колёса машины или умереть от гриппа, нежели оказаться «растленным» педофилом! Пожалейте психику своих же детей. Уделяйте им больше времени, разговаривайте с ними, общайтесь с ними на равных, — и тогда их никто и никогда не «растлит»! Задолбали, ей-богу.