Всеподъездная маман

2015-05-30 | 02:18 , Категория текст


Немало историй было написано о почувствовавших безнаказанность дамах преклонных лет в странах бывшего СССР. Меня не задалбывают нахалки в общественном транспорте и сплетницы на лавочках у подъезда — от первых легко спасает музыка в наушниках, а вторые давно уже стали неотъемлемой частью фасада каждого второго жилого дома. Гораздо хуже, когда кто-то из этой кодлы начинает воспитывать детей. Нет, не своих — за воспитание собственных чад они ещё успеют поплатиться, когда те пошлют их по ими же наученному адресу, — но сколько уже можно считать себя всеподъездными маман?

Сижу в интернете, слышу старческий голос: «Ещё раз тебя тут увижу, сучонок, я тебе не только голову, но и яйца оторву!» Всё бы ничего, если бы ей не ответствовал оправдывающийся детский голосок. Вышел на балкон — всё верно: интеллигентной на вид бабушке не понравилось, что паренёк лет восьми из соседнего подъезда докучает местным девочкам. Вместо того чтобы объяснить мальчишке, что хорошо, а что не очень, пожилая защитница угнетённых перешла в яростное и бескомпромиссное наступление.

Скажу честно: я не люблю детей, считаю их мерзкими и надоедливыми созданиями. Но не ты ли, милая бабушка, пару дней назад жаловалась на отсутствие воспитания у современной молодёжи? Не ты ли приходишь в ярость, когда «какой-то шкет» посылает тебя на х#й? Родители, говоришь, виноваты? Нормальный родитель никогда не будет материться при малолетнем ребёнке, даже чужом. Кстати, за твоё пожелание парню пойти познакомиться во-о-он с той шпаной у соседнего подъезда защищаемые тобой юные леди в будущем тоже спасибо не скажут. Ладно ещё, если не выскажут всего в излюбленной тобой манере. Да и я бы мог понять порыв ярости в одиночной фразе, но выше же было описано только начало весёлой тирады.

Нет, я не плачусь за спиной у новоявленной яйцекрутительницы — всё это я высказал и ей. В ней я увидел того самого восьмилетнего мальчика — мнущееся, смущённое и разозлённое существо, которому просто нечего ответить. Вот только это мне двадцать, а не шестьдесят, и вам, седовласая моя, далеко не восемь лет; при этом я как-то смог удержаться от применения нецензурной брани и угроз что-нибудь открутить. Кто у кого должен учиться-то?