В здравом уме и твёрдой памяти

2015-05-30 | 04:26 , Категория текст


Я езжу с нотариусом на место совершения нотариальных действий. Чаще вызывают по району, но, бывает, и на другой конец города ехать приходится. Основные клиенты — лежачие больные и старики. Конечно, вызывают дети, приходят в контору, объясняют ситуацию и просят приехать.

Для тех, кто не в курсе: нотариус обязан проверить дееспособность лица, совершающего волеизъявление. Раньше требовалась справка из психдиспансера для лиц старше 65 лет, теперь это требование отменили.

— Здравствуйте, мне маме (папе, дедушке, дяде, соседу) надо нотариуса, доверенность (завещание, заявление) сделать.
— Сколько лет?
— 65 (70, 80, 95).
— Ага… А мама в каком состоянии? Говорить может? Расписываться может? — завуалированно задаём вопрос, в своём ли уме клиент.
— Да, конечно! Не бабуля, а чудо. Если б не старость, бегала бы, как молодуха.
— Ладно, оставляйте документы и адрес.

Ситуация один:

— Точно расписаться сможет?
— Точно-точно!

Приезжаем. Бабушка соображает, разговаривает, но лежит, не встаёт и даже ручку в руке держать не может. Ёлки-моталки, вы её что, в первый раз видите? Какой расписаться? А ещё бывает зрение минус 15 и отсутствие очков. Максимум накалякает фамилию, а нужно полностью ФИО и подпись. На что люди рассчитывают? Ой, типа, она сама не может, давайте я за неё распишусь? Приходится объяснять, что если человек не может расписаться, то можно сделать документ с рукоприкладчиком: вписать в текст соседку или знакомую, которая распишется за бабулю. Для этого надо возвращаться в контору, перепечатывать доверенность, вносить паспортные данные рукоприкладчика и возвращаться на вызов. При этом сто раз приходится предупреждать, что рукоприкладчик должен быть на месте с паспортом. В некоторые места по четыре раза ездим.

Ситуация два:

— А она в здравом уме? Сможет сказать, что ей нужно?
— Да-да, конечно!

Приезжаем. На кровати бабулька 1915 года рождения, уже давно отъехавшая в параллельные миры.

— Здравствуйте, я нотариус. Скажите, что вы хотите сделать?
— А? А-а-а?
— Да она глухая немножко, — утешает дочка.

Повторяем громче.

— Да! Да! — кричит в ответ бабулька.
— Что да? Вот ваша дочка, Надежда Степановна. Вы ей доверяете получать за вас пенсию?
— Чего? А? Э-э-э…

Ситуация три:

— Бабушке всё объяснили?
— Да!

Приезжаем. Выгоняем всех из комнаты и начинаем составлять завещание — тайна всё-таки.

— Мария Ивановна, вы хотите оставить все своё имущество вашему сыну Иван Иванычу?
— Не-е-ет! Он за мной не ухаживает совсем! Я ж у него конфетку попрошу — не даст!

Следует длинная история о том, что сын — редкостная сволочь. Выходим. Пожимаем плечами: не хочет бабулька. Сын забегает в комнату. Слышен скандал. Выходит: «Заходите, сейчас подпишет». Не, ну мы зайдём для приличия.

— Давайте! Всё подпишу! Он же меня прибьёт, окаянный!

Естественно, ничего подписывать не даём и удаляемся. В здравом уме и твёрдой памяти, добровольно… Ну-ну.

Ситуация четыре:

Клиентка с именем вроде Абибасова Гафура Хызыр-кызы.

— Бабушка говорит по-русски? Понимает?
— Конечно! Она всю жизнь тут прожила.

Приезжаем.

— Здравствуйте!
— Исямесес!
— Как вас зовут?
— Яры, яры.
— Имя ваше назовите!
— Бытыщ-мытыщи тра-та-та…

Родственник начинает что-то объяснять на своем языке, бабулька кивает. Ну вот почём нам знать, что вы ей сказали? Может, сказали, что если она подпишет, ей денег дадут. А она доверенность на дарение квартиры подписывает, между прочим!.

* * *

Берегите своё и чужое время! Мы ездим на вызовы либо после работы (а нам тоже хочется домой к семье), либо до работы (а для этого приходится вставать в рань-перерань), либо в обед (в таком случае перекусываем на ходу), либо в случае особой срочности посреди рабочего дня (а в это время в конторе народ выстраивается в очередь и возмущается). Задолбали уже!