Фальшивые офисные Шурочки

2015-05-30 | 12:02 , Категория текст


Помните Шурочку из «Служебного романа»? Да-да, ту самую, что полтинники собирала на родившихся-женившихся-упокоившихся? Так вот, задолбали меня именно такие активистки-общественницы, как она. Что бы ни случилось, где бы ни случилось, общественницы всегда на передовой потрясают конвертиками.

Коллектив у нас большой, и без поборов обходится редкое утро. Дело не в деньгах; взносами от активисток не откупишься — они жаждут и других приобщить к своей деятельности. Придвинув стул, Шура начинает рассказывать, какой именно букет нужно купить и что лучше всего написать на торте. Вытаскивая из-под её локтя документы, пытаюсь объяснить, что мне это не очень интересно, так как именинника я едва знаю, но Шурочку не угомонить. Выговорившись в моём кабинете, она бежит к другой жертве. Смысл этих обсуждений малопонятен — на самом деле все эти «важные» вопросы активистки решают в своём кругу.

Добрая половина дня уходит на покупку цветов и подарков, сочинение поздравлений. Вторая половина пролетает в подготовке к банкету. Не страшно, что активисток никто не звал, и именинник пригласил в кафе не всех сотрудников, а только близких друзей, — Шурочки не способны вообразить, что им где-то могут быть не рады. И в самом деле, ведь не выгонять же человека, уже усевшегося за стол?

Наибольшую радость общественницы испытывают, когда кто-то заболевает или у сотрудницы рождается малыш. Ведь тогда уже в полдень можно убежать с работы: «Ой, мы в обед сходим Люсю проведаем, как она там». Не беда, что обед с часу, ведь еще нужно в магазин зайти, купить фруктов, сока…

Недавно и мне не повезло стать объектом их заботы. Сижу дома, парю ноги, и, гундося в телефон, пытаюсь отговорить активисток от визита. Напрасные мечты! Вскоре трио Шур уже у меня на пороге. «Ой, я не буду близко к тебе подходить, у меня ребёнок маленький», — говорит первая и тут же лезет целовать в щёку, после чего спокойно усаживается рядом. «Ну как ты, дорогая? Что врач говорит?» — вопрошает вторая и, не слушая ответ, вываливает на меня ворох свежих сплетен. Третья, выгрузив апельсины, тормошит мирно спящего кота.

Отсидев минут сорок и слопав свои же апельсины, троица откланивается. Уже у дверей, между собой: «Сколько там? Полтретьего? Не, нет смысла уже на работу возвращаться». А какой смысл ко мне было приходить? Проявить внимание? Так ни одна из троих не спросила, нужно ли мне лекарств сходить купить или молока принести. А перед настырным визитом мне пришлось ещё и в квартире прибираться, несмотря на температуру, головную боль и бронхитную одышку. Нужен был предлог со службы уйти? Шли бы себе по своим делам — я бы стучать не стала. Всё равно от вас на работе толку чуть.

Шурочки! Отцепитесь вы от меня со своим показным сочувствием, липовой заботой и фальшивой радостью! Вы похожи на ёлочные игрушки из анекдота.