Год коня

2015-05-30 | 12:32 , Категория текст


Я «лошадник» с 12-летним стажем. Начинала ещё ребёнком с серьёзного спорта; сейчас я любитель, появляющийся на конюшне раз в неделю, чтобы поцеловать коня в нос и уехать счастливой. Учёба и работа не оставляют времени.

То, что вы видите на центральных улицах города, у нас называется термином «покатушки». Люди скупают лошадок, продающихся недорого по причине болезни, старости или форс-мажора, и зарабатывают на них деньги, пока те не умрут. Срок жизни такого животного — сезон, в течение которого его кормят и поят, лишь бы только с ног не валился. Потом — на мясокомбинат по мясной же цене. Зарабатывают, стоя около парков, ресторанов и кафе, катая детей или пьяненьких взрослых за приличную сумму. Или протяжным голосом завывая у метро: «Помоги-и-ите на жизнь лаша-а-атке» с сигаретой в одной руке и банкой пива в другой.

Жизнь такой лошади ужасна. Для животного весом в 500–700 кг асфальт — это пытка, плечи из суставов выбиваются за недельку. Лошади нужен специальный грунт не твёрже утоптанной земли. Недоедание, усталость, болезни, от которых животных, естественно, никто лечить не будет. Ночуют лошадки в холодных гаражах — дай бог, старым одеяльцем прикроют.

Место лошади — в конюшне или за городом. Не подавайте попрошайкам, не пользуйтесь их услугами. Лошадям всё равно лучше не станет, а если дать понять, что бизнес прибыли не приносит, возможно, он сойдёт на нет.