А я шагаю в кипе по Москве... (репост)

2015-05-30 | 16:54 , Категория видео


Корреспондент «КП» прогулялся по центру столицы в традиционной иудейской шапочке Аналогичный опыт израильского журналиста Цвика Кляйна оказался печальным. Коллега прошелся в кипе по Парижу. Израильтянина не раз оскорбляли, плевали в его сторону, ну или просто кричали: «Да здравствует Палестина!» Особенно старались чернокожие и арабы, в том числе девушки.

Более того, журналиста сопровождал полицейский. В штатском, конечно, он шел немного в стороне. После 10 часов прогулок он сдался: «Еще несколько минут, и нас тут разорвут на части. Сегодня в Париже есть районы, куда евреям ходить запрещено!»
Мы решили проверить, а куда евреям опасно заходить в Москве?

Париж, начало февраля 2015г., израильский журналист Цвик Кляйн. Съемка телеканала NRG.

ЧЕЛОВЕК-ВАТРУШКА И ДРУГИЕ
Меня в школе не очень обидно дразнили евреем — за польско-белорусскую фамилию с окончанием на «вич». Теперь представилась возможность по-настоящему почувствовать себя в шкуре (точнее сказать, в кипе) иудея.
Мой путь начался на Большой Бронной улице, около синагоги. Тут я за 200 рублей в киоске с литературой купил себе новенькую белую кипу.
Сами евреи любят говорить, что маленькая шапочка, прикрывающая затылок, у них не падает, потому что бог ее держит. Может, всевышний и прикладывает к этому руку, не знаю. Но я на всякий случай прицепил кипу к волосам небольшой заколкой.
По пути до Пушкинской площади (от синагоги 600 метров) меня никто не замечает — все спешат по своим делам. После чернокожих ребят, рекламирующих солярии, и человека в костюме гигантской ватрушки кого удивлю я со своей кипой?
ВОЗЛЕ ХРАМА
Еду на «Кропоткинскую», к храму Христа Спасителя, — посмотрим, как на «иудея» отреагируют православные.
В подземном переходе сквозняк срывает кипу. Белая шапочка, подпрыгивая, летит назад, в сторону подземки. Попрошайки с вялым интересом следят за моей погоней. Остальные горожане меня по-прежнему не замечают.
— Смотри, смотри! Еврей идет, — шушукаются коммунальщики, сидящие на лавочке у собора. — Смешная у него шапка.
Все трое — русские.
Как бы невзначай подхожу поближе — интересно, что будет дальше. Но рабочие смущаются и начинают обсуждать уборку снега.
Прихожане же, которых у храма Христа Спасителя полным-полно, слова мне не сказали. Никто не просил уйти или снять кипу.
«РЖАЧНАЯ ШАПКА»
Еще минут сорок я бродил по Комсомольской площади. Куча приезжих: Кавказ, Средняя Азия, среднерусская глубинка... Реакции на меня — ноль. Перед Ярославским вокзалом на меня обращает внимание только сутенер: «Девочка нужна?» Ему-то уж точно все равно — в ушанке я, тюбетейке, да хоть в кастрюле!
Спускаюсь в метро.
— Что за странная шапка? Ржачная! — обсуждают меня за спиной старшеклассники. Негромко, но я все слышу.
— Это еврейская кипа, — просвещает друзей один из недорослей.
На этом урок религиоведения пацаны заканчивают и дальше обсуждают свою новую математичку.
Собственно, вот все. Остальным пассажирам в метро я оказался абсолютно неинтересен. Совсем другое дело — у Соборной мечети на проспекте Мира.
«ФИГНЯ КАКАЯ-ТО»
Была пятница. У мусульман массовая молитва. Возле станции метро «Проспект Мира» десятки людей с бородами, некоторые в тюбетейках. На шастающего мимо «израильтянина» никто не смотрит.
— Ты зачем меня снимаешь? — вдруг идет в мою сторону один из мусульман. Это он заметил нашего фотокора Женю Гусеву.
— Мы проверяем реакцию людей на появление в толпе еврея, — объясняю я.
— А кто еврей?
— Я. Вот у меня кипа.
Мужчина смотрит сначала на меня, потом на мою шапочку. Пожимает плечами и уходит:
— Фигня какая-то...
Набираюсь смелости и подхожу ко входу в молельный зал Соборной мечети. Уж тут-то меня наверняка заметят! И меня действительно замечают.
— Вы еврей? — спрашивает смуглый мужчина с большой окладистой бородой на входе в мечеть.
Нас окружают еще четверо мусульман. Все с любопытством смотрят на кипу.
— А чем белая шапочка отличается от черной? — интересуется бородач. Никакой агрессии, обычный человеческий интерес.
— Да ничем, каждый выбирает цвет по душе, — наобум отвечаю я (кстати, не сильно ошибся: как я потом выяснил, белые кипы чаще надевают по праздникам, хотя можно и в будни ее носить — никто возражать не станет).
— Заходите в мечеть, — неожиданно предлагает мусульманин. — Там сейчас имам. Очень умный человек — вам интересно будет с ним поговорить.
Я мягко отказываюсь — это уже лишнее, наверное. В храм Христа Спасителя же я в кипе не ввалился.
— В любом случае мы будем рады увидеть вас в любое время, — вежливо продолжает бородач. — Имам готов общаться со всеми. Может быть, вы откроете для себя что-то новое.
Спасибо, новое для себя я уже открыл.
ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ
Мы толерантнее?
Москва, оказывается, куда толерантнее Парижа. Парижа! Столицы европейского свободомыслия. Как же так получилось? Там ведь просвещенная Европа, права человека, все равны. Это у нас тут «страна рабов», антисемиты в крестах и с плетками, да вообще Средневековье! Или все же нет? Заигрались, видно, французы. Пока усиленно защищали права одних, права остальных обесценились настолько, что в 300 метрах от Эйфелевой башни еврею плюют под ноги со словами «Чтоб тебя собаки съели!». Отсюда, из «средневековой» Москвы, нам кажется это жуткой фантасмагорией. И мы, как можем, будем молиться о том, чтобы у нас еврей спокойно приходил в гости к православным и мусульманам, а не прятался в собственном городе, как когда-то в гетто.