На кухонно-картофельных фронтах

2015-05-31 | 04:38 , Категория текст


Мне 26 лет, высшее экономическое, я тоже отслужил в ВДВ. Вот только берета у меня нет — комиссованный. Может, мне тоже не повезло с частью, но я знаю, как высоко она котируется в ВС РФ.

Ну, еда для армии — штука привычная. Мало кто видит мясо или хотя бы нормальные блюда. Фигня — сдюжим.

Обеспечение? Его просто нет. Знакомые из транспортных рот говорили, что в случае войны часть просто лопнет: из нескольких сотен единиц техники можно завести лишь два-три уазика, как раз те, которые красиво катаются на показательных выступлениях 2 августа. И то их потом перебирают неделю… Ладно, для срочника это не суть важно — десант всё равно не катается на наземных.

Обучение? Из всей программы мне нравились и приносили пользу только три занятия: с оружием (стрельбы, сборка), воздушно-десантная подготовка (укладка парашютов, отработка на стропах ситуаций в воздухе, приземление) и тактико-специальная подготовка (основы стратегии, маскировка, выживание в лесу). Что толку от патриотических занятий, когда офицер, ковыряясь в носу, спрашивает, что было во вчерашних новостях? Зачем это ему, нам? Сомнительную полезность приносили и занятия по медицинской подготовке — тех аптечек, устройство и назначение которых нам объясняли и показывали на плакатах, мы ни разу ни в руках не подержали, ни в глаза не видели за весь срок службы.

Дедовщина — отдельный разговор. Нашему призыву «повезло»: мы шли первыми «годичниками», когда ещё «двушники» и «полторашники» свое дослуживали. Ещё на призывном пункте предупредили, что любить нас там не будут. Что ж поделать, не отказываться же: ВДВ, как-никак, не каждый попадёт. Да и в армию люди шли не за тем, чтоб по головке их гладили ежечасно. Качались в ОЗК, по утрам в полном комплекте с противогазом отжимались, на каждый «раз» дополнительно получая сапогом в голову. Тонкостей послеотбойной жизни описывать не буду — думаю, знают, кто служил.

Мы с другом держались друг за друга, не ломались, хоть и тяжело было. Оружие чистили только своё, воротнички подшивали только свои, комки стирали тоже в количестве одной штуки. За всё это частенько стояли в упоре лёжа или участвовали в иных забавах. Что ж, с кем не бывает. Вот только в итоге всех этих забав меня, который изначально пришел с годностью А-1 (высшая категория), увезли сначала в санчасть, потом в госпиталь. Через месяц комиссий и областных обследований вердикт: «Комиссовать». Служить мне оставалось два месяца.

Нет, я не ною. Я всё-таки прыгал с небес на землю, и это одни из самых ярких воспоминаний в жизни. Но теперь 23 февраля перестал быть моим праздником, как и 2 августа. Я сижу дома, не выхожу в асю, скайп, контакт и прочие средства связи, телефон выключен. Я не пью, не курю, веду здоровый образ жизни. Не спортсмен, но определённые хобби, требующие физической подготовки, имеются. «Гвардия» и «Парашютист» теперь лежат в столе с петличками в одной связке — так, чтобы не попадались на глаза. Мне стыдно отвечать на поздравления. Я не дослужил до конца, и это клеймо. Самое страшное то, что я не могу это исправить контрактной службой — по годности уже не возьмут.

Служба в ВС РФ бывает разной. Служить нужно — после этого на все ценности жизни смотришь по-другому. И если вы идёте отдавать долг Родине, дай Бог вам попасть в хорошую часть, где вас научат быть настоящими воинами, а не бойцами кухонно-картофельного фронта. Здоровья вам, мужики. Берегите себя.