Мой папа круче твоего

2015-05-31 | 08:14 , Категория текст


Задолбали избалованные дети. Не те маленькие дети, что капризничают перед родителями, а подросшие детинушки, голоса которых звенят, как унаследованные деньги.

Я работаю в банковской сфере. Одна из самых проблемных групп клиентов — молодые люди лет 18–25, уверенные в своём превосходстве над простыми смертными, проистекающем исключительно из их поднебесной родственной связи с каким-нибудь наворовавшимся нуворишем, судьёй, на худой конец, просто государственным чиновником. Они будут выпячивать пустые бычьи глаза, топать ногами, повышать голос на сотрудников вне зависимости от пола или возраста последних и, конечно, будут грозить связями.

— Какая ещё комиссия? Я что, должен читать ваши условия перед тем, как совершить простую операцию?

Конечно, прежде чем сесть за руль, такому, как ты, нужно лишь узнать, где газ и где тормоз. Всё равно ты не поверишь, но…

— Паспорт действует ещё месяц после дня рождения!

У тебя на последней странице паспорта написано всё, что нужно знать последнему дураку о том, как и когда паспорт заканчивает действовать.

— Дайте мне письменный отказ в операции сейчас!

Не дают в банках письменных ответов — никогда и никому. Будь ты хоть мало-мальски знаком с организацией работы в корпорациях, а не в папиной конторке, ты бы и сам понял почему.

— Я сейчас схожу к своему руководителю-юристу (папочке, очевидно, сказать всё же постеснялся), он поставит визу, и вы будете обязаны ответить!

Сопляк, для корреспонденции в письменной форме есть отдельная служба, связь с которой строго регламентирована. Хотя никто не скрывает её от тебя, пользоваться ей ты отказываешься.

— Мы ещё поговорим на другом уровне!

За такое ничтожество, очевидно, будет отвечать его папочка-юрист, но, может быть, хоть тому хватит мозгов не позориться дальше?

Можно сказать, конечно, и пару слов про отцов таких недалёких.

— Да я судья, пропустите меня без очереди, как вы смеете мне отказывать?! — и тычет ксивой.

Раз ты судья, будь справедливым. А ксиву мы запомним, и начальник услышит рассказ о зарвавшихся птенцах.

— Я судебный пристав при исполнении служебных обязанностей, немедленно откройте дверь и обслужите меня! — орёт мужичок после закрытия отделения. На вопрос, какую же операцию он хочет совершить при исполнении служебных обязанностей, отвечает: заплатить за телефон и положить денег на карту. Машем ручкой, с улыбкой закрываем дверь перед носом.