Помучайся с наше

2015-05-31 | 10:30 , Категория текст


Задолбала абсолютная невозможность дать родителям хоть какой-нибудь совет. Выглядит это примерно так.

Родители, сидя с кривой спиной кто за компьютером, кто за телевизором, жалуются — на что бы вы думали? — на боли в спине. Советуешь придвинуть таз к спинке стула и сидеть ровно, а в ответ слышишь: «Зелен ещё старших учить».

Жалуются на общую вялость и плохое настроение. Предлагаю им делать несложные физические упражнения для поднятия тонуса. Естественно, слышу в ответ, что я ничего в жизни не понимаю и не дорос ещё до того, чтобы раздавать поучения. «Вот когда доживёшь до наших лет, поймёшь, что вечером после работы не хочется никаких тяжёлых тренировок». Каких, в нанотрубку, тяжёлых тренировок? Тяжёлые тренировки — это когда люди приседают со штангой в пару центнеров или мордуют друг друга на ринге. А вечерний комплекс на основе йоги — это так, приятное времяпрепровождение. И расслабиться позволяет, и спится лучше после него. Но нет: они мудрее и справятся с вялостью без этих моих предложений. Справляются, наверное, уже года двадцать два, с моего рождения.

Похожая тема — излишний вес. Одышка, неспособность подняться по лестнице, больные суставы. И неумеренное потребление всего вкусненького. Начинаешь рассказывать про здоровое питание — в ответ сначала удивлённые глаза, а потом злобная реакция. Как же так: всю жизнь мазали белый хлеб сгущёнкой в три слоя в одиннадцать вечера — и будем мазать, уже вон сколько времени так делаем. «Мы консерваторы!» — гордо звучит вдогонку.

Сфера культуры — отдельная тема. Вся достойная музыка родителями уже прослушана. Одна песня Deep Purple в молодости (угадайте какая) и ещё немного рока. Потом из Deep Purple они выросли и перешли ко взрослой музыке: Пугачёвой, Киркорову и компании. Жалуются на то, что слушать нечего. Подсовывать что старый прогрессивный рок, что фолк, что смесь классической музыки и металла толку нет. С литературой примерно то же самое.

А ещё я должен внимать их поучениям вроде «у мужика должен быть живот, должна быть масса» или «русский шансон — музыка про жизнь, в России же у многих людей опредёленный период жизни связан с тюрьмой». Обижаются, когда не слушаю.

Ладно б я был 18-летним балбесом, болтающимся без дела. Так ведь не совсем. Я, правда, ещё студент без машины и личного кота, но уже работаю в заведении, куда родители никогда не могли и никогда не смогут попасть. Вроде бы соображаю что-то в жизни. Нет, и по работе проехаться они не прочь: «Что ты там сидишь за компьютером, свои электроны и молекулы считаешь? Шёл бы лучше хотя бы лаборантом на первое время». Вот такие дела.