О бессмысленных часах и драгоценных секундах

2015-05-31 | 11:33 , Категория текст


Уважаемые любители кино! Пожалуйста, спросите себя: вы правда любите именно кино? Или же страдания ваших случайных несчастных соседей по ряду?

1 сентября решила отметить максимально филологично: вместе с подругой отправилась в кинотеатр на премьеру ещё одной экранизации романа «Джейн Эйр». По самому фильму мало что можно сказать. Если честно, не самый лучший вариант режиссёрской интерпретации классики. Но, возможно, если бы не мои соседи, то фильм мне показался бы много лучше.

* * *

Соседка справа просто опоздала на начало фильма. Усевшись, она начала спрашивать у друзей, с которыми зашла, куда и почему идёт главная героиня. Видимо, устав от непонимания, она решила отдохнуть: сняла свою обувь, о чём меня немедленно оповестил неприятный аромат (что я нянчусь — это был отвратительный запах!), и, согнув ноги в драных джинсах, села чуть ли не в позу лотоса. После девушка начала достаточно громко рыться в своей сумке, что сопровождалось шуршанием пакета и неким странным щёлканьем и клацаньем, потом извлекла жвачку и стала её жевать. Жевать! Боги, нет, не просто жевать, а ещё надувать пузыри и лопать!

На протяжении фильма она задавала различные вопросы по сюжету парню из своей компании, который, видимо, был знаком с текстом книги. Конечно, апогеем всего были ёмкие комментарии о происходившем на экране. В моменты, когда показывали жизнь юной Джейн в Ловуде, в частности, моменты наказания, соседка громко вскрикивала: «Боже мой! Ах! Как так можно?» и тесно прижималась к своему соседу, у которого, наверное, и спрашивала о неясных ей сюжетных линиях. Как, объясните мне, как можно было в момент, когда Эдвард объясняется в любви Джейн и предлагает ей стать его женой, сказать: «Клёва!»? И как можно было на момент раскрытия истины о первой жене мистера Рочестера отреагировать громким словом «жопа»?

* * *

Наверное, всем известно, что дети малого возраста, лет до семи точно, если им что-то неинтересно, всячески это демонстрируют. Позади нас сидела некая особа, которая на просмотр фильма взяла мальчика лет пяти-шести. Начало кинокартины ребёнок стойко высидел в спокойствии, но когда фильм стал ясен только ярым любителям и тем, кто читал книгу, пустился во все тяжкие. Сначала он начал задавать вопросы: «Что это?», «Кто это?» и «Почему это?». На первые женщина ещё пыталась отвечать, но пока она озвучивала ответ на один вопрос, уже появлялись пять новых. В конце концов отвечать она перестала и просто шикала на ребенка. Поняв, что «интервью» окончено, мальчик стал просить выйти, затем после парочки шиков потребовал пить. Через несколько минут просьб и шуршания пакетов бутылка с питьём была отдана в детские руки. Минута звуков глотания сменилось 15-минутной симфонией скрипа: мальчик стал тереть бутылку своими маленькими пальчиками с разной частотой и силой давления. После нескольких многозначительных покашливаний с разных сторон женщина смекнула, что что-то не так, и отобрала пустую бутылку у ребёнка. Недовольное дитя поёрзало немного, всем своим видом (а для нас — поскрипыванием сидения) выказывая наивысшую степень своего недовольства. Последние минуты фильма, трогательная сцена, когда Джейн, послушав зов сердца, возвращается к мистеру Рочестеру и застаёт его, слепого, среди сгоревших обломков поместья Торнфилд, прошли под равномерные удары маленькой детской ножки о спинки кресел.

Когда в зале зажёгся свет, я обернулась и увидела прелестную выжженную блондинку в коротком леопардовом платье (прямо хоть портрет пиши для потомков: «Цыпа обычная, подвид блондинистый»), вышагивающую на высоком каблуке, и маленького мальчика, отчаянно тянувшего эту премилую особу за руку в сторону выхода. Зачем идти на взрослую классику, когда в соседнем зале идёт классика детская про знаменитого медвежонка Винни?

* * *

Мне казалось, что всё это зря. Что это был один из… нет, самый ужасный мой поход в кинотеатр. Но, проводив взглядом блондинку с мальчиком, я увидела своих соседей, что сидели впереди. Это была пожилая пара — полагаю, муж с женой. Они поднялись, посмотрели друг на друга, взглядом сказав больше, чем могут позволить себе слова. Мужчина взял сумку своей спутницы, она взяла его под руку. Вместе они вышли из зала как раз в тот момент, когда медленная мелодия титров фильма сменилась какой-то современной тунц-бэмс-бум-музыкой. Ради этого момента стоило высидеть полтора часа.