Дискриминация по неведомому признаку

2015-05-31 | 21:42 , Категория текст


Будучи начальником юридического отдела, вместе с генеральным провожу интервью на должность помощника юриста. Соискательницу привела знакомая директора, предварительно охарактеризовав кандидата как опытного специалиста, закончившего престижный государственный университет, весьма котирующийся в нашем городе.

Девочка, конечно, пришла без резюме. А зачем, если подруга привела к знакомому руководителю? Хорошо, задаём вопросы на месте:

— Я так понимаю, вы Татьяна?
— Гы-ы-ы, — скалится не очень стройным рядом зубов, — Таня я, да.

«Ути, Танечка», — дёрнулось правое веко.

— Почему вы сами не позвонили нам поинтересоваться насчёт работы?
— Гы-ы-ы, — та же ухмылка и взгляд на подружку в поисках поддержки. И что ж не с мамой пришла? — Ну, мы, это, так порешили, что она, типа, сама позвонит.

Задёргалось левое веко. Выяснили, что девочка стеснительная очень. Стеснительный юрист — это веселее, чем хирург, боящийся крови, и танкист с клаустрофобией. А по судам её я буду водить. За ручку.

— Что за специализация у вас?
— Уголовная.

Ясно. У нас не суд, не прокуратура, нам бы «гражданского» кого…

— Не, ну а чё? Нас уголовной-то и не учили ничё. Чё такого? А гражданское право — фигня: почитаю Гражданский кодекс, делов-то

Тут уже напала икота. Конечно, ни к чему пять-шесть лет институты просиживать, достаточно прочесть ГК — и ты уже специалист гражданского права! Пролистал справочник фельдшера — и айда людишек резать, жизни спасать. «Windows для чайников» пальцем послюнявил — и можно программировать. Кстати, гражданская специализация отнюдь не ограничивается одним гражданским правом, как и гражданское право — единственным ГК.

Тут же и подружка вторит:

— Да, у меня тоже эти кодексы дома валяются (работает целых полгода юристом в каком-то сельсовете засиженного мухами района). И Гражданский я весь как-то прочитала: ерунда какая.
— Что, неужели все пять частей?
— Конечно, чё там читать-то?
— А я вот пятую так и не читала…

Ну да, её же Госдума ещё даже не изобрела.

— Опыт работы есть у вас?
— Неа. Так, у папы работала в торговле.
— А работу-то пытались найти после выпуска?
— Конечно! Целый месяц по собеседованиям ходила! А везде говорят: мы вам перезвоним. И ведь не перезванивают!

В глазах — неподдельное возмущение вселенской несправедливостью и дискриминацией по неведомому признаку. Тут моя икота перешла в нервную изжогу.

Объявления рекрутов пестрят требованиями об очном окончании того самого университета, ибо все остальные «международные филиалы» штампуют конвейерных бездарей. Я выпускник одного из таких филиалов-конвейеров. Всё, ухожу из юриспруденции: хочется рыдать в голос и посыпать голову пеплом, обгрызая кожу с локтей. Позорище-то какое… Одно останавливает: город небольшой, авось придётся встретиться с таким «юристом» в судебном заседании по взысканию красивой денежной суммы.