Самые сумасшедшие выходки Сальвадора Дали

2015-05-31 | 23:14 , Категория фото


Подборка самых необычных поступков известного испанского художника

Гениальный художник Сальвадор Дали остался в памяти людей не только как автор потрясающих картин, но и как человек, способный на всевозможные безрассудства и неординарные поступки. FISHKI.NET представляют подборку самых экстравагантных выходок испанского сюрреалиста.

Будучи известным шутником, Сальвадор Дали обожал привлекать к себе всенародное внимание. Его появление на людях всегда вызывало ажиотаж. Дали ходил в пиджаке из кожи жирафа, мятых бархатных штанах пурпурного цвета, золотых туфлях с загнутыми носами и парике, похожем на веник. На бал в свою честь он надел шляпу, украшенную протухшей селедкой. На лекции в Нью-Йорке как-то раз предстал перед студентами в золотом космическом скафандре, перед студентами Лондона – в костюме водолаза-глубоководника. На презентацию одной из своих книг Дали нарядился Санта-Клаусом. А однажды был замечен при сходе с корабля с двухметровой буханкой хлеба на голове.

Как-то раз Сальвадор Дали потребовал пригнать в отель стадо коз, после чего стал стрелять по ним холостыми патронами. Он просил наловить для него мух в саду Тюильри и платил по пять франков за каждую. Выезжая, художник бросал под колеса своего автомобиля монетки, чтобы «ехать по золоту». Он окружал себя свитой из красоток, трансвеститов и карликов, а каждая пресс-конференция в Le Meurice превращалась в шоу.

Однажды на одном из званых приемов вдруг объявили, что сейчас приедет Сальвадор Дали и будет творить прямо на глазах у публики. Для этой цели всем собравшимся - аристократам, кинозвездам, политикам, миллионерам - раздали жевательную резинку. По истечении получаса ее изъяли и сложили на одном большом блюде. Грянула музыка, в зал торжественно ввели Дали. Он осмотрел гору жвачки, ковырнул ее ногтем и изрек: «Не тот сорт!» После чего удалился с высоко поднятой головой.

Будучи однажды в Испании, известный композитор Арам Хачатурян попросил устроить ему встречу с Сальвадором Дали. Неожиданно для всех великий Дали без всяких проволочек легко согласился принять Хачатуряна тет-а-тет в своем роскошном особняке, и даже прислал ему личное приглашение. В назначенный день Хачатурян подъехал на лимузине к дому Дали около двух часов пополудни. Прислуга проводила его в просторный обеденный зал. Как только старинные часы на стене пробили два, дверь отворилась и на пороге появился церемониймейстер в парадной ливрее и в парике. Ударив жезлом в пол, он торжественно провозгласил об открытии аудиенции и не менее торжественно удалился. Когда часы пробили четверть третьего, Хачатурян все еще был один в зале, если не считать павлина, распускающего великолепный радужный хвост в золоченой клетке. Обеденный стол был накрыт фруктами, винами и другими напитками. Чтобы снять раздражение Хачатурян выпил коньяку, закусил виноградом и наполнил бокал гранатовым вином из хрустального кувшина. Часы пробили три, затем половину четвертого, но никто не появлялся. От волнения Хачатуряну стало душно, он сорвал с себя галстук и сунул его в карман, продолжая утолять гнев коньяком. Через некоторое время композитору захотелось в туалет. Он подошел к двери – закрыто. Проверил другие двери – закрыто. Стук в дверь не возымел никакого действия. Хачатурян осмотрел две большие керамические вазы, стоявшие на паркете у камина, и принял решение – он подождет до четырех часов, и не секундой больше! И вот, с первым ударом часов, доведенный до крайней степени возмущения композитор кинулся к старинной вазе и стал справлять нужду. Но в тот же миг из скрытых в стенах динамиков на весь зал прогремели первые аккорды сюиты «Танец с саблями». Двери распахнулись, и в зал влетел абсолютно голый Сальвадор Дали верхом на швабре, размахивающий саблей. Художник проскакал мимо застывшего Хачатуряна, совершил по залу несколько кругов почета в экспрессивном ритме сюиты и скрылся за дверью. В наступившей тишине дверь снова отворилась, вошел церемониймейстер, ударил жезлом в пол и провозгласил: «Аудиенция окончена!»

В 1969 году в Париже фотографы запечатлели Дали при выходе из метро. На позолоченном поводке великий художник вел крупного муравьеда – любимого домашнего питомца. Мастер часто выгуливал экзотического друга и даже являлся с ним на светские приемы. Есть мнение, что любовь к муравьедам у Сальвадора Дали возникла после прочтения поэмы Андре Бретона "After the Giant Anteater".

В юности у Дали умерла мать. Это оказалось трагедией и для него, и для его отца. Но спустя несколько лет художник сделал надпись на одном из холстов - «Иногда я с наслаждением плюю на портрет моей матери». из-за этого отец проклял сына и выставил его из дома. В отместку негодующий Сальвадор Дали послал отцу в конверте свою сперму с гневным письмом: «Это всё, что я тебе должен».

Муза и любимая женщина художника Гала после своей смерти завещала похоронить себя в замке Пуболь, который подарил ей Сальвадор. Она умерла в больнице в 80 километрах от замка. Испанский закон, принятый во время эпидемии чумы, запрещал перевозить тела умерших, но, согласно существующей легенде, Дали пошел против закона. Он завернул тело жены в белую простыню, положил на заднее сиденье «кадиллака», и доставил тело в Пуболь, где все уже было готово для церемонии. На похоронах Дали не присутствовал.

Сальвадор Дали завещал похоронить его так, чтобы по могиле могли ходить люди, поэтому его тело замуровано в пол в одной из комнат театра-музея Дали в городе Фигерас. Последними его словами были: «Я хочу домой»...