Техник — тоже человек

2015-06-01 | 02:45 , Категория текст


Десятый час вечера. Шестой час после окончания рабочего дня. Я на стремянке на шестиметровой высоте, обвешан инструментом, работаю и очень хочу поскорее закончить затянувшийся вызов и поехать домой отдыхать.

Звонок. Телефон без хэндсфри вынуждает оставить работу. «Алё, срочно приезжайте, мы не знаем, что делать, у нас проблема…» Вежливо объясняю, что рабочий день кончился пять часов назад, и что даже если бы мог, уже бы не поехал, оставив на завтра. «Но мы же вам платим, срочно реагируйте, вы обязаны!» Предлагаю помочь удалённо, подсказать кому-то из персонала, какие нажать кнопки, чтобы до утра проблема не беспокоила, но в ответ всё то же непробиваемое: «А что мы? Ведь это ваша работа».

Да, это моя работа, и сейчас я тоже ей занят. Я у точно такого же клиента, как и вы, очень хочу качественно выполнить свои обязанности и отправиться поскорее домой. Я отреагирую на вызов и приеду решать вашу проблему при первой возможности, выделив вам время в начале дня, подвинув клиентов с менее срочными вызовами и снова продлив свой рабочий день на час-два. Но сейчас вот уже одиннадцатый час вечера, и мне полагается отдыхать после (если бы!) восьмичасового рабочего дня. Мне хочется побыть дома с семьёй, поспать, нормально помыться, наконец, чтобы утром прийти к вам на заявку в чистой майке и не вонять потом неделю не стираной формой. Мне бы выспаться хотя бы часиков пять, чтобы решать вашу проблему свежими мозгами, а не высокой концентрацией кофе и энергетиков.

Утром, встретив меня на пороге своего дома или офиса, вы будете придирчиво оценивать меня и, стоя над душой, контролировать, как я отрабатываю деньги, заплаченные за вызов. Я буду символом и живым олицетворением вашей проблемы, причиной, заставившей вас бросить все важные дела и стоять тут, объясняя мне «элементарные вещи». Вы потом будете жаловаться коллегам на перекуре, что у техника пахли носки, что он такой рассеянный, что ходил три раза обратно к машине за забытыми бумагами или инструментом. И вспоминая, как невежливо я вчера ответил на ваш звонок, вы не задумаетесь ни на секунду, что именно этот пятнадцатиминутный торг и скандал стали причиной, по которой я вернулся домой за четыре часа до утреннего будильника. Вы будете искренне удивлены мой строгой, чёткой, деловой необщительности и даже не вспомните, сколько раз объясняли мне вечером, что я вам обязан, что я для вас лишь обслуживающий персонал, обязанный реагировать на ваши звонки. Вы будете придирчиво и демонстративно поглядывать на часы каждый раз, когда я отвечаю на рабочий телефон, и не вспомните, как я общался вчера с вами четверть часа, стоя вот так же где-то у другого клиента и тратя его и своё время. И уж точно вам не придёт в голову, что вас таких у меня в день по десять человек на восемь часов рабочего дня, и что всем вам надо именно сейчас, именно в этот момент, именно в этот обеденный перерыв…

Это моя работа. Это мои будни. Я привык и даже люблю свою работу, несмотря на такие вот неудачные дни и нервных клиентов. Меня задолбали даже не эти клиенты и не начальник, звонящий поздно вечером с удивлением: «Ка-а-ак, ты ещё работаешь?», чтобы утром начать пилить за пятиминутное опоздание. Меня задолбало то, что таких людей с каждым годом всё больше; что люди, заплатив моему начальнику шестьсот рублей за вызов, вдруг перестают быть людьми и превращаются в хозяев, платящих бабло, и забывают, что перед ними человек. Обычный живой человек.