Яйца не ждут

2015-06-01 | 04:24 , Категория текст


Работаю ассистентом ветеринарного врача в клинике. Неадекватные люди приходят часто и заставляют с подозрением относиться ко всем клиентам. Вот и эта ночная смена не стала исключением.

Ночью в клинике действует двойной тариф на услуги, поэтому приходят обычно только клиенты, животным которых действительно требуется неотложная помощь: кошка упала с четвёртого этажа, собака проглотила мячик от пинг-понга, кровотечение после операции…

Половина первого ночи. Мы с врачом уже легли, но пока не спим. Звонок в дверь. Встаю, одеваюсь, открываю дверь. Входит женщина с сумкой. «Что у вас случилось?» — мой вопрос остаётся без ответа. Дама проходит в холл. Выходит врач, повторяет мой вопрос.

— Кота кастрировать.

Наши брови лезут вверх. Кастрация кота — не настолько экстренная операция, чтобы нельзя было подождать девять с половиной часов до утра и дневного тарифа. Но хозяин — барин. Нам не жалко.

— Хорошо, только вы в курсе, что у нас сейчас действует двойной тариф?

Женщина отвечает что-то неразборчивое в том плане, что да, знает, её это устраивает.

— Вы у нас были с котом?
— Да.
— Фамилию вашу назовите, пожалуйста.
— Нам его кастрировать надо. Он у нас…
— Фамилию назовите, пожалуйста.
— Большой стал, надо кастрировать…
— Фамилию назовите!
— Фамилию? N…

Ищу. Нет фамилии. Ищу в архиве. Нет фамилии. Попутно говорю, что кастрация по двойному тарифу обойдётся в две тысячи шестьсот рублей.

— А у меня только полторы тысячи с собой! Вы мне без чека сделайте.
— Нет, мы не можем вас принять без чека, — говорит врач.
— Его кастрировать надо. У меня только полторы тысячи с собой. Он к кошке нашей начал приставать.
— Мы не можем вас принять без чека. Подождите тогда дневной смены, вам кастрация обойдётся в тысячу триста. Мне моя работа дорога, я не буду вас оперировать в обход кассы.

На лице женщины искреннее и безбрежное недоумение. Как так? Её кота не кастрируют в полпервого ночи за полторы тысячи, не пробивая чек? Куда ж это мы катимся? Поняв, что мы не набиваем цену, а действительно не собираемся её принимать, женщина, всем своим видом показывая обиду и презрение, запихивает кота обратно в сумку.

— Спасибо! — женщина старается вложить в голос побольше яду и сарказма.
— Пожалуйста, — без всякой издёвки вместо «Не за что» отвечаю я, занятый своими мыслями.
— Больше к вам не придём!
— Как вам угодно.

Выходим из холла. Убедившись, что врач не слышит, женщина обращается ко мне:

— И вы тоже не можете сейчас на дому кастрировать?
— Вызов на дом стоит тысячу рублей (попрусь я в ночь неизвестно куда, оставив врача без ассистента, щас), плюс сама кастрация — две тысячи шестьсот рублей.

Горестно вздохнув неслабым перегаром, женщина уходит с явным желанием нажаловаться на нашу гадкую клинику мужу, соседям и «Комсомольской правде».