Ключ.

2015-06-01 | 09:59 , Категория текст


Представьте себе пятиэтажный многоквартирный дом, узкие коридоры и двери соседей, расположенные слишком близко друг напротив друга. Настолько близко, что любое неосторожное слово, произнесённое повышенным тоном, становится достоянием общественности. Поэтому жильцы ревностно оберегают свою жизнь за толстыми железными дверьми, исподтишка следя за соседями в дверной глазок и готовые в любой момент дать отпор любому нарушителю покоя. Словом, в таком доме и жила моя подруга Ольга. Наша дружба началась с третьего класса, когда её перевели из другой школы к нам. Скромная девочка с длинной, туго заплетённой косичкой сразу почему-то ужасно мне понравилась, и, как потом выяснилось, наши дома были совсем близко друг от друга. Так завязалась крепкая дружба.

У Ольги была старшая сестра Наташа, по характеру полная её противоположность. Живая, активная и энергичная, она фактически не давала нам с Ольгой проходу, постоянно придумывая какие-то авантюры и заставляя нас в них участвовать. До того дня, как…

Эта была суббота. Родители девчонок уехали в деревню, оставив дом на Наташу. Ольга, естественно, пригласила меня с ночевкой — в программе планировалось отпраздновать наше окончание первого курса. Скромные девичьи посиделки затянулись до полуночи, и не совсем трезвую Наташу буквально понесло. Она стала рассказывать истории — смешные, грустные и просто интересные — про всех своих знакомых. Дошла очередь и до соседей. Наташа таинственным жестом поднесла палец к губам, тем самым заставив нас наклонится к ней поближе, и торжественным тоном произнесла:

— Напротив нас живут муж с женой. Странные они какие-то… На днях я заходила домой и вдруг услышала за их стенкой смех ребёнка. Но детей-то у них нет!

— Откуда ты знаешь? — усомнилась Ольга. — Может, это был какой-нибудь двоюродный племянник или племянница.

Наташа фыркнула.

— А потом он взял и испарился просто так, да? Ведь до самой ночи к ним никто не приходил, и оттуда никто тоже не выходил. Я следила.

В этом можно было не сомневаться. Если Наташа устанавливала за кем-нибудь слежку, то бедняге было от неё не скрыться, как бы он ни старался.

— Всё равно, это ни о чём не говорит, — упрямо заявила Ольга.

Наташа встала из-за стола и скрылась в комнате. Через минуту она вернулась, держа в руках вырезку из какой-то газеты.

— Вот, читай, это номер за прошлую неделю.

Ольга пробежала статью глазами, покачала головой и пододвинула заметку мне. Посредине крупными буквами шёл заголовок: «Ребёнок похищен прямо из рук воспитательницы детского сада». Далее рассказывалось о таинственном преступнике, сумевшем, по словам самой воспитательницы, «загипнотизировать» её. Выйдя с детьми на прогулку, она заметила какого-то человека, стоящего возле забора, и подошла к нему, намереваясь спросить, что он здесь делает. На вопрос о том, как выглядел тот человек, она сказала только, что «это была либо крупная женщина, либо мужчина», не давая ни малейшей зацепки следствию. Произошедшее потом воспитательница так и не смогла описать, говоря, что помнит только странный туман и детский плач.

— Ну? — Наташа явно ждала бурной реакции. Ольга скептически хмыкнула.

— Наташ, не сходи с ума! Может, они сейчас сидят на кухне и подозревают, что мы могли украсть этого ребёнка.

— Тогда скажи, — зловеще продолжала Наташа. — Ты замечала, что по вечерам у них в доме нет света?

— Есть, — сказала я. Буквально за пару дней до этого мы с Ольгой очень поздно стояли у подъезда и разговаривали. Я машинально переводила взгляд с одного окна на другое и заметила, что в окне их соседей ещё горит свет.

— Да, есть. Но слабый, правда?

Я, подумав, кивнула.

— Такой же, какой бывает от свечи.

— Что-то в этом есть, — протянула Ольга задумчиво. — Вообще, я тоже замечала за ними странности. Не понимаю, например, зачем выносить мусор только по ночам?

— В этом есть смысл, — подхватила Наташа. — Если тебе есть, что скрывать в мусорном пакете! Я вам говорю — с ними что-то не то.

Ещё примерно полчаса мы провели за разговорами о соседях, пока наконец не настало время спать. Уже лёжа в кровати, Ольга неожиданно спросила меня:

— Ты веришь в колдовство?

— Что?

— Я спрашиваю, ты веришь в то, что тот случай с ребёнком действительно мистический?

— Ну не знаю. Честно говоря, мне кажется, что на самом деле виновата воспитательница.

Ольга улыбнулась и откинулась на подушку:

— Мне тоже так кажется. А насчёт соседей… бред, полный. Фантазия Наташки.

И всё равно мне послышалась в её голосе неуверенность.

С утра мы позавтракали, и я решила собираться домой. Но, уже стоя на пороге квартиры и прощаясь, мы вдруг услышали, как закрылась тяжёлая дверь соседской квартиры. Наташка быстро прильнула к глазку и прошептала:

— Это тёть Элла, она уходит куда-то.

Спустя несколько секунд шаги вдали стихли, а Наташка обернулась к нам, буквально сияя от радости.

— Не поверите!

— Что?

— Она забыла в дверях ключи! — она чуть ли не прыгала от радости.

Мы с Ольгой переглянулись в полном смятении. Самым правильным в этой ситуации было бы догнать женщину и отдать ей ключи. Но… нас, слишком любопытных девушек, так и подмывало узнать — а что же такого прячут в своей квартире таинственные соседи?

— Ты уверена, что дома больше никого нет?

Наташка кивнула.

— Её муж вернётся только вечером. С суток всегда такой уставший приходит…

— Ну, тогда пошли.

В одних носках мы на цыпочках подкрались к соседской двери. В двери торчал огромный ключ на связке с ещё двумя поменьше.