Не будет резать, не будет бить

2015-06-01 | 10:28 , Категория текст


Поддержу представителя ножевой братии из истории «Нож-кладенец». Во-первых, аплодирую за стойкость в общении с клиентами, из которых покупателями становятся ладно если 10% от общей массы. Во-вторых, расскажу, как большинство нелепых и тупых ситуаций решаю я.

1. Нож «холодный» (то есть относится к холодному оружию).

Заунывным голосом завожу: «Согласно закону о продаже и обороте оружия на территории РФ, чтобы являться оружием, нож должен обладать рядом признаков, среди которых…» — и называю признак, по которому нож не «холодный», к примеру, менее 3,5 мм толщины в обухе. Дополняю пояснение сопроводительным листком к сертификату ЭКЦ МВД России, отмечая, что данный документ окончательный и является в данном вопросе истиной в высшей инстанции.

2. «Нож тупой».

Ну, здесь всё просто: просто вытягиваю руку и аккуратно, без нажима, с неё срезаю волоски. Ещё хорошо действует показательное кромсание на бумажную лапшу взятого за уголок листа А4.

3. Касательно ножей «знакомых кузнецов» — тех самых, из тепловозных клапанов, турбинных лопаток и космического серебра, закаленного в огне Везувия.

Все эти истории сходятся в одном: нож всегда ковался. Крутым кузнецом, конечно, как иначе-то? Однако простейший вопрос: «А для чего он вообще ковался? Простая слесарка не прокатила?» вводит подобных «знатоков» в абсолютный ступор, как и такой: «А как кузнец рихтовал турбинную лопатку (отжигал тепловозный клапан)?»

Разумеется, многие люди не понимают и не видят разницы между воронением и тефлонированием, не отличают стоунвош от сатина, а аксис-лок от бэк-лока, округляют глаза при названиях ATS-34 или CPM S30V, клянутся, что Opinel № 8 — холодная, а Boker Applegate — кухонный нож, но среди них попадаются ещё люди, знающие что и зачем им нужно, а если и не знающие, то слушающие хотя бы консультанта.

* * *

Стою возле любимого ножевого отдела, выбираю керамику себе на кухню на пробу. Вместо привычного консультанта в отделе сидит новенькая девушка, но тоже весьма подкованная в ножевой тематике. Поняв, что я знаю, что ищу, с предложениями не лезет, а просто подаёт приглянувшиеся модели.

К отделу подходит дядя из подвида «планктон офисный обыкновенный», с минуту скользит бессмысленным взглядом по кухонному набору Samura, а потом и говорит:

— Мне нужен нож… Такой, побольше. В машину.

Девушка выкладывает перед ним Benchmade LFK, Spyderco Police и, немного подумав, Smith & Wesson Search & Rescue CKSUR1N — тот, что с фальшлезвием. Планктон офисный тут же хватается за него, вытягивает из ножен, смотрит несколько секунд, спрашивает: «Сколько?», отдаёт две тысячи и уходит.

У меня в глазах непонимание. Нож в обухе почти 4 мм, с фальшлезвием на треть клинка, с глубокими и длинными долами, слегка изогнутой режущей кромкой, с шершавым тефлоном на клинке. И ножны — кордуровые, с пластиковым вкладышем, страховочным ремешком и системой подвешивания в пяти разных вариантах. Поймав мой взгляд, продавщица грустно пожимает плечами:

— Человеку нужен большой нож в машину. Такой, чтобы выглядел круто и страшно. Я же знаю, что он его всё равно вряд ли когда-то из ножен вытащит, если только на пикник с друзьями не поедет. Какой смысл ему рассказывать о сталях, геометрии и прочем? Купил и ушёл.

Среди моих ножей — брат-близнец описанному в истории Смит-Вессону, почти самый старый и самый часто используемый. И мне просто откровенно жалко, когда хорошие клинки, которые могли бы послужить множеству отличных людей, впустую ржавеют в ножнах где-нибудь в бардачке машины. Визуалы, Китай дешевле в четыре раза и смотрится так же, учитывая, что китайцы сейчас массово выпускают реплики, а в ножнах пролежит столько же. Оставьте нормальные ножи нам!