Во имя добра

2015-06-01 | 11:40 , Категория текст


Задолбали этакие христианские добрячки, искренне считающие, что их «добро» действительно делает мир лучше, при этом творящие омерзительные действия во имя того же добра.

Вот бабушка, подкармливающая стаю бездомных собачек. Разумеется, город-то для собачек, а не для людей, верно? Стая собачек в количестве десятка рослых псов, считающая, что люди созданы для того, чтобы приносить им в сумках жратву, подбегающая к проходим и лезущая мордами им в сумки, рычащая, когда не получает дани — это ведь очень хорошо, так ведь? Бабушка ведь делает добро, кормя пёсиков?

А вот другая бабушка. Она купила киску. Когда киска стала писать не только в лоток, а везде и всюду, бабушка выбросила её на улицу. Почему? Ну как же: ведь слов киска не понимает, а наказывать её, когда она писает мимо лотка, бабушка не может. Ей жалко киску. Бабушка ведь добрая. А выкинуть киску — пардон, отпустить на волю — это совсем не зло. Подумаешь, киска или сдохнет от голода, или пополнит армию бездомных кошек, зато не будет отшлёпана. Всё во имя добра!

А вот это уже не бабушка, а целая благотворительная организация, существующая, кстати, на деньги налогоплательщиков и филантропов. Недавно она отправила обширную гуманитарную помощь в Таджикистан. Разумеется, главному источнику наркоты для России и стран бывшего СНГ, стране, граждане которой живут сугубо наркоторговлей, разбоем или демпингом рынка труда, очень не хватает российских пожертвований. В самой-то России, очевидно, помогать никому не нужно, ибо всё прекрасно: детдома пустуют, в больницах нет дефицита оборудования и лекарств, в школах работают молодые компетентные учителя, — короче, проблем нет, можно и о чужеземных наркоторговцах позаботиться. Добро! Добро идёт! Добро повсюду!

Смотрите-ка, вот здоровенный мужик отводит глаза от пары молодых хомо эректус (судя по фенотипу, как раз из той самой страны, в которую отправлялась гуманитарная помощь), пристающих к молоденькой девочке. Зверьки не дают ей пройти, у девочки скоро брызнут из глаз слёзы.

— Мужик, что ж ты стоишь? Что не вмешаешься? Пошли разберёмся!
— А что мне их, бить, что ли? Я так не могу. Я человек добрый, а слова они не поймут… — бубнит здоровенная туша с внешностью кита-убийцы и отводит глаза.

Нет, он не трус: при таких габаритах просто невозможно быть трусом. Он на самом деле добрячок. Только вот доброта его такова, что молча позволяет твориться намного большему злу, чем сотворил я, вмешавшись в одиночку и покидав наглецов мордами в асфальт.

Не счесть доброты вокруг! Во имя её освобождаются условно-досрочно убийцы и насильники, во имя её подкармливаются армии уродов всех мастей, во имя её закрываются глаза на множество мерзостей. Доброта не рассуждает о последствиях, доброта не способна взвесить и оценить ситуацию, доброта наивна и нелогична.

На самом деле нет никакой борьбы добра со злом. Есть борьба добра с разумом. И пока добро побеждает, дорога в ад будет моститься благими намерениями. Не пора ли взяться за ум, добрячки? Пусть он вам и кажется чем-то злым…