Лечит меня и плачет

2015-06-02 | 00:20 , Категория текст


Удивительно получается, как врачи оказываются виноватыми в бедах пациентов.

Бабуля взяла талон, опоздала на приём на 25 минут, ворвалась в кабинет и потребовала немедленно её осмотреть. Её не смутил ни факт опоздания, ни то, что в кресле сидит пациент. Отказ в приёме вследствие пропуска 25 минут из положенных 30 на человека вызвал крики о том, что я отцеубийца, последний негодяй и не испытывающий благоговейного трепета перед пожилыми людьми хам.

Решив не сотрясать воздух напрасно, я дал бабуле выговориться, после чего она твёрдой походкой отправилась к заведующей поликлиникой. Заведующая же, исповедующая принцип «клиент всегда прав», настояла на приёме бабули в ущерб остальной очереди, уже выражавшей возмущение.

Когда осмотр показал, что зуб подлежит удалению по объективным причинам, немедля начались крики о том, что я — презирающий людей нехристь, который не хочет лечить бабулю из-за врождённой и неизлечимой лености и незнания матчасти. Бабуля самоликвидировалась на полпути повторного похода к заведующей, и зуб, похоже, её больше не мучал.

Немало хлопот доставляют и так называемые «острые боли». В идеале это те, у кого сильно заболел зуб средь бела дня, и они без талона пришли на приём в слезах, морщась от боли. На практике это те, кому лень вставать с утра и брать талон. В дневное расписание такие «бесталонные» товарищи, конечно, не могут быть внесены по причине отсутствия телепатических навыков у врачей и служителей регистратуры. Вот и вклиниваются симулянты и не очень, проходя без очереди и безжалостно сдвигая рабочий график.

Чаще попадаются адекватные страдающие индивиды, но бывает и непредвиденное. Зашла в кабинет дама по острой боли, но вот беда: в талоне написана фамилия другого врача. На моё недоумение, почему же дама решила прийти ко мне, она ответила, что та врач не хочет её принимать. На мои искренние уверения, что эти проблемы ей стоит решать со своим врачом, а у меня своя очередь, график которой порядком сбили две внеплановые острые боли, дама ответила львиным рыком и попыткой, захлопнув дверь, сорвать её с петель.

А ведь мне приятно сделать человеку хорошо: убрать гной, который вперемешку с кровью в особо запущенных случаях забрызгает мне маску, очки, лицо и халат, сделать хороший укол, пройти ваши каналы, поставить пломбу и наблюдать счастье на лице. Но мне неприятно, когда человек, знающий медицину по передачам Малахова, приметам прабабушек и пучку псевдомедицинских сайтов, рассказывает мне, что я ему должен.

Я прекрасно знал, что моя работа будет связана с людьми, и имею для этого необходимые навыки. Но я жду людей, которые приходят решать свои проблемы, а не создавать их мне.