Дорога из Магадана - тогда и сейчас

2015-06-02 | 01:28 , Категория фото


Один из френдов прислал воспоминания своей родственницы о поездке из Магадана "на материк", как у нас говорят. Своим ходом. Летом по автодороге. Ну и что, скажете вы? Многие наловчились так ездить, и в Магадан, и из Магадана...

Все верно. Только вот эта поездка, о которой я говорю - случилась летом 1967 года на Москвиче 407. Да-да, почти 50 лет назад. Предлагаю глянуть выдержки из воспоминаний, старые фото и мои комментарии о современном состоянии дороги Магадан - Якутск.

Из рукописи:

"Мы уже очень долго жили на Колыме – в отдаленных районах крайнего севера. Дети подросли, и надо было перебираться ближе к центру России. Мы могли бы отправить вещи контейнером, сесть в самолет и отбыть до любого города Советского Союза, что не раз проделывали, отправляясь в очередной отпуск. Но на этот раз мы хотели бы отправить в центральные районы страны и нашего пятого члена семьи – машину «Москвич 407». Она была нашим другом, и мы не хотели ее продавать или оставлять здесь. А если ехать своим ходом? Эта мысль не оставляла моего мужа и он начал мечтать, как бы это осуществить. Если бы он знал, что из этого выйдет, и что мы получим взамен… "


Колымская трасса:

Колымская трасса. Наше время:

Подобные вещи сейчас тоже популярны. То есть, люди уезжают навсегда из Магадана, своим ходом. На своих автомобилях. В общем-то сейчас это сделать проще, чем в 1967 году. Сейчас хотя бы есть дорога, и она в общем-то проезжабельна почти круглогодично. Но сделать это в те времена - это, я считаю, подвиг.

Из рукописи:

"В начале июня, взяв отпуск, добавив к подготовленным вещам ружье и горелку к паяльной лампе – в качестве дорожного керогаза, прикрепили аншлаг на лобовое стекло. Выехали в сторону Якутии.
В начале дорога была неплохая. В центре магаданской области много приисков, и сообщение между ними и Магаданом было налажено. Ехали на Кадыкчан, сопки только начали зеленеть, но на вершинах еще лежало много снега, и вот-вот должно было начаться таяние. Мы не подумали, что маленькие ручейки могут превратиться в бурные горные потоки. Далее дорога вела на Адыгалах. Здесь обосновались наши друзья, и мы намеревались у них переночевать. "

Да - раньше дорога на Якутск проходила через Адыгалах и полюс холода - якутские поселки Томтор и Оймякон. Сейчас этот кусок трассы заброшен, туда рискуют соваться только сильные духом люди. Иностранцы этот кусок с легкой руки якутских товарищей называют Road of Bones (дорога на костях). Хотя костей зеков-дорожников там не больше, чем на остальной трассе.Там еще стоит мост через Индигирку - остальные мосты по дороге практически все смыты паводками.

Современная же трасса - проходит через якутский поселок Усть-Нера, а далее, забравшись на Ольчанский перевал, превращается в свежеотстроенную дорогу, вместо бывшего зимника. Вновь старая и новая дорога сливаются в районе моста через Кубюме.


Колымская трасса. Наше время. Мало что изменилось:

Привал:

Из рукописи:

"Наш друг посоветовал нам взять в дорогу побольше хлеба, несколько бутылок водки и побольше пачек чаю – впереди тайга и очень мало населенных пунктов, лишь иногда встречаются домики дорожников. Пачка чая или бутылка водки может выручить из беды, да и булка хлеба тоже."

Совет - как работал в 1967 году, так и работает. Другое дело, что чай сменился сигаретами. А вот хлеб практически никто не берет. С ним вроде бы сейчас нет проблем. Но водка может выручить, как и сигареты.


Дом одежды. Город Сусуман. Магаданская область. Год построки - конец 40-вых. До сих пор стоит:

Колымская трасса. Наше время:

Из рукописи:

"В одном месте вброд через речку нельзя было проехать: очень сильный поток и широкое русло. К «счастью» имелся мост. Въезд на него был заколочен. Мы вышли из машины, муж оторвал еле закрепленные доски, прошел по мосту. Мост от каждого шага качался из стороны в сторону. Настил состоял из двух досок: справа и слева - только под колеса. Решили, что надо ехать. Я с документами и детьми осталась на берегу, муж сел в машину и настраивал себя ехать, а я молила бога, чтобы он помог нам переправиться на другую сторону. Мое сердце остановилось, когда машина взяла разгон и двинулась с большой скоростью на мост. Машина мчалась, а мы с замиранием сердца смотрели, как мост качается и скрипит, но не разваливается. И «Ура!» Она на той стороне! Мы помчались по доскам моста, и даже бежать по нему было страшно. "

Что тут скажешь. С мостами у нас вечная проблема. Хотя есть и много современных. Я когда на Байкал ездил, один якутский дорожник рассказывал, что где-то на трассе есть мост 1947 года постройки. И он до сих пор стоит. По нему катаются все.

Хотя на трассе бывает и так: Мосты на Колымской трассе. Наше время.

Федеральная трасса Колыма. Наше время.

Из рукописи:

"Впереди подъем на хребет Сунтар Хаята, высота около 3000 м над уровнем моря. За ним следом Сетте Дабан около 2300м. Подъем занимал много времени, дорога прижималась к скалам и вилась узкой лентой вверх. Если бы были бы встречные машины, то – не разъехаться. В таких случаях надо искать «карман», в котором можно было постоять, пока пройдет встречная машина. Далеко внизу была видна голубенькая лента реки. Дорога крутая, узкая, да еще на нее насыпались камни со скал. Приходилось останавливаться. Машину ставили на ручной тормоз и все шли расчищать дорогу от камнепада, затем ехали дальше. "


Прижим:

Здесь явно идет речь о Черном Прижиме. Есть у нас такой. Слава богу, что его наконец-то сделали гораздо шире, и поставили там новый мост.

Но вообще, путешествие тяжелое. В 1967 году, старенький москвич, лысая резина. Жесть.


На отдыхе:

Из рукописи:

"До Хандыги, где мы собирались найти баржу, оставалось совсем немного. Вокруг тайга. Дорога была не очень хорошая и мы ехали, как всегда, с небольшой скоростью. Вдруг мы услышали шум приближающейся машины. Это был такой же москвичок, только пассажир был один. Он вышел, держа в руках фотоаппарат. Первый вопрос был – «Не видели ли мы медведя?». Оказывается, недалеко отсюда на обочине он увидел молодого медведя. Пока доставал фотоаппарат, медведь рванул вперед и быстро вскарабкался на дерево. Там его было почти не видно среди хвои."

Ну - медведи - дело обычное. Кто меня давно читает, знает что их у нас на трассе много. Не часто показываются они, но есть. Сейчас наверное, даже больше, чем в то время.


Следы медведя на перевале...

Из рукописи:

"Погода стояла солнечная. Мы еще раз сделали перевал и потом уже ехали до порта. Здесь нас уже ждал молодой человек. Он сообщил, что место на барже есть и погрузка скоро начнется, ждали только буксира."


На берегу Алдана. Хандыга:

Буксир:

"На другой день, утром, началась погрузка. Грузили машины краном. Потом и мы перебрались на баржу. Там была еще одна машина – большегрузная. Водитель ее куда-то перегонял. На барже мы разбили палатку и приготовились к долгому путешествию по реке Алдан, затем по реке Лене и далее до станции Сковородино. Продуктов нам должно было хватить до конечного пункта речного путешествия. Наконец буксир дал сигнал и наша баржа тронулась и пошла по реке.

Настроение хорошее, все идет по плану. Вдоль берегов бесконечная тайга.
Через несколько дней, проснувшись утром, мы не услышали привычного шума буксира. Баржа стояла на якоре в устье реки Алдан. Оказалось, что наш буксир отозвали снимать севший на мель теплоход. Нас это не огорчило, мы надеялись, что он быстро вернется к нам. В нескольких десятках метров от нашей баржи стояла еще одна, буксир с нее ушел туда же.

Мы, как я уже говорила, большие оптимисты, но семейный совет я собрала и предложила начать экономить продукты. Поддержки я не нашла, да меня еще покритиковали, что я сею панику. Мы, как всегда, готовили обеды на всех, ну а завтраки и ужины со своей семьей. Через несколько дней продукты стали кончаться. Мужчины тоже забеспокоились. Мы все время прислушивались к реке, не послышится ли шум идущего корабля. «Шкиперша» нам рассказала историю, что год назад она уже зимовала со своей баржей и теперь всегда возит с собой несколько мешков муки. Нас это очень напугало. У нас кончился сахар, консервы и все остальные запасы. «Шкиперша» раз в день подкармливала детей пирожками. Мужчины ловили рыбу, правда, удочек оказалось только две, но все-таки подкрепление иногда поступало.

Баржа стояла не далеко от берега, и наши мужчины ходили в тайгу в надежде что-нибудь подстрелить. Далеко уходить они боялись, если бы пришел буксир - ждать долго не стал бы. Я каждый раз их уговаривала не ходить долго. Нашли они в лесу черемшу. Эти зеленые витамины есть без хлеба было невозможно, я добавляла ее в рыбный суп.

Однажды ночью я проснулась оттого, что услышала всплеск. Лодку спускали на воду, а на реке послышался гудок парохода. Наши голодающие мужчины подплыли поближе и объяснили обстановку, что нас бросил буксир, а на барже дети. Спросили у капитана, нет ли у них лишних продуктов. Они очень огорчились, что не могут нам помочь, но дали несколько буханок черного засохшего хлеба. Обещали сообщить о нашем бедственном положении. Мы размачивали этот черный хлеб и ели с черемшой и рыбным супом, от чего у всех появилась изжога. Мой младший сын, Валерий, спрашивал у меня: «Ну хоть может где-нибудь затерялся маленький кусочек белого хлеба?» Я как могла уговаривала детей и подбадривала мужчин. Через два-три дня опять ночью послышался гудок проходящего парохода. Он «притормозил» свой ход, ждал, пока шлюпка от баржи доберется до них. На этот раз нам были переданы продукты: сгущенка, хлеб всякий, консервы и пр. Муж мой разбудил нас среди ночи, поставил греть чайник. И мальчишки пили чай со сгущенкой и белым хлебом. Еще нас предупредили, чтобы с баржи никуда не уходили, т.к. обещали прислать буксир. Рыбу продолжали ловить, но на берег уже не сходили.

Наконец, после двух недельного простаивания, подошел буксир. Подцепил баржу и с веселыми гудками мы тронулись в сторону Якутска. Все воспрянули духом."

Это, конечно, вообще жесть. Это даже комментировать невозможно. Это просто ад какой-то. Забыть людей на барже вместе с детьми.

Счас такого нет. Во-первых переправа облагорожена (ну по сравнению с погрузкой краном на баржу), во вторых - сам паром двигается буквально напротив на другой берег - не идет паром в Якутск, и тем более в Сковородино. Дорогу от Якутска к Хандыге построили таки.

Правда, вот такую. Сплошная глина и песок. В дожди раскисает страшно, в сухую погоду - ужас, как растрескивается.

Вот такая поездка. В рукописи еще много всего. Но отношения к трассе Колыма не имеет. поэтому выкладывать не буду. Хотя там есть еще что почитать. В общем - были же люди. Могли сесть и поехать в такие далекие годы, когда толком и дороги-то не было. Респект и уважуха таким людям!