Сильные, заботливые и прожорливые

2015-06-02 | 02:48 , Категория текст


В предновогоднем гипермаркете мужчины напоминают мне заблудившихся в сказочном лесу персонажей. Пропадают в этом лесу их хвалёные навыки управления транспортными средствами. Чтобы создавать в магазинах такие «пробки», нужно ну очень постараться. Зато появляются умение засыпать на ходу и навык молниеносного поиска необходимого продукта. «Сколько можно выбирать! Посмотри, какой хороший кусок лежит сверху! Бери и пошли!»

Ещё возникает ощущение, что перед Новым годом они проходят какое-то специальное обучение ремеслу сомелье.

— Девушка, вы что, собираетесь брать это вино? Это же «Блю Блю Париньон» 87 года, тогда был отвратительный урожай! Возьмите лучше «Пане де Лав Лю» 83-го: та осень была очень солнечной, и виноград буквально пропитался теплотой светила.

— Девушка, не берите это вино. Его невозможно пить. Очень сладкое и противное.
— Мне для глинтвейна — самое то.
— Вы собрались варить это вино?! Купите тогда лучше вон то за сто рублей, его хоть портить не жалко…

И все они в своей массе делятся на четыре типа.

Восторженно-возвышенный. Это они с упоением бегают по залу с двумя упаковками бумаги и пытаются выбрать между красной и синей. Это они идут впереди и кладут в тележку всё подряд, а сзади толкает тележку жена и возвращает на место все эти неизвестные продукты. Это они прибегают к своей второй половинке со счастливой улыбкой на глазах, протягивают что-то, упакованное в бумагу, и почти срываются на крик: «Дорогая, я теперь знаю, как выглядит окорочок!»

Заблудше-рассеянный. Это как раз те мужины, которые задумчиво ходят вдоль стеллажей с длинным списком в руках и рассеянно вертят в руках единственную упаковку с сосисками. Они часами могут ходить вдоль и поперёк магазина с тележкой, в которой лежит только ящик водки и торт. Они могут тридцать раз пройти мимо сыров, потом подойти к вам и, глядя куда-то в пространство, спросить: «А вы нигде не видели здесь сыр… какой-нибудь… холодный?» Ты показываешь им верное направление, они опять бросают куда-то вдаль: «Ага, понял. Спасибо», — и отправляются в противоположную сторону.

Замученно-отрешённый. Это подвид, о котором слагают легенды. Вы его, наверное, и не сразу заметите. Вон же он! Посмотрите, стоит аккурат около кричащей женщины, которая пытается вырвать кусок курицы у стоящей рядом дамы, потому что «первая его увидела». Он стоит, уныло облокотившись на тележку, и, кажется, находится где-то на солнечном пляже в окружении длинноногих красавиц, которые наперебой предлагают ему ароматную курицу. «Ну что опять встал, как пень? Людям проход загораживаешь! Иди лучше салат купи! Какой? Сам, что ли, не знаешь? Какой-нибудь! Только, умоляю, не стой у меня над душой… Эй, я же сказала, это моя курица! Хамка!»

Консервативно-обстоятельный. Обычно мужчины за 35, но такие кадры попадаются в любом возрасте. Почему очередь к прилавку? А потому что он же не может взять любой кусок рыбы: этот плохо будет смотреться на блюде, а этот и вовсе в него не поместится. «А можно мне вон тот кусочек, попрожаристей? Нет, не этот… Правее, внизу. Нет, вон за этим. Да нет же, не от меня, а от вас! Второй ряд, пятый слева… Что значит: «сами ищите»? Позовите мне администратора! Да, я подожду. И очередь подождёт. Зовите!» Помидоры всегда не того размера, зелень не пахнет, мандарины кислые и с косточками. Зато у него дома всегда идеальный стол и любящая жена. А как же терпеть его, если только не безумно любишь?

Но мы действительно благодарны, что мужчины не покидают нас в такой ответственный момент и помогают выбирать между «Блю Блю Париньон» 87 года и «Пане де Лав Лю» 83-го.

Не задолбали. Спасибо, что вы есть. Такие сильные, заботливые и прожорливые.