Исповедь членовоза

2015-06-03 | 00:54 , Категория текст


Я членовоз — водитель для особых персон. Встречаю в аэропорту, везу в город, в гостиницу, на встречи.

Я езжу очень быстро, всех обгоняю, перестраиваюсь из ряда в ряд. Такие уж требования. Я учился этому несколько лет и разбил не одну машину на специальных тренировочных трассах.

Я никого специально не подрезаю: если я вижу, что манёвр рискованный, и других вариантов нет, я буду плестись за вами, пока обстановка не улучшится. За семь лет я ни разу никого не задел и не поцарапал.

Не нужно за сто метров давить на тормоза, включать дальний свет и сигналить мне, если я разворачиваюсь или поворачиваю перед направлением вашего движения. Даже если вы в этот момент в испуге утопите педаль газа, вам всё равно меня не догнать. Делайте это за десять метров — это уже опасное расстояние при хорошей скорости.

Только вот не надо материться мне вслед или думать, что своим стилем езды я самоутверждаюсь. Я уже давно всё для себя доказал и знаю, на что способна моя машина. Я очень хорошо чувствую её размеры, а электроника, эхолоты, боковые парктроники и видеокамеры на борту доводят управление машиной до умопомрачительных высот.

В то же время я понимаю, что моё поведение для вас неадекватно, но и ваше для меня — тоже.

Как можно плестись 50 км/ч при возможных 70 по середине проезжей части? Подвиньтесь вы на полметра вправо — там такой же асфальт, а места для манёвров мне и другим будет намного больше. Да и вы не будете выпучивать глаза, когда я обгоняю вас в полусантиметре на «бешеной скорости».

Молодёжь! Никогда не пытайтесь играть со мной в догонялки. Даже догнать меня не получится, не то что проучить за то, что я вас обогнал. Ещё раз повторюсь: чтобы ездить так, как я, нужно очень много тренироваться, иметь сильную мотивацию в виде опаздывающего начальника или ухода от возможного пулевого ранения, чёткую и молниеносную реакцию, камеры на крыше, рацию, спутниковое сопровождение с диспетчером. Нужно жить в машине и слиться с ней в единое целое.

Да, моя машина ничем не выделяется, крылья помяты (это сделано специально для маскировки). Большую часть времени я вожу клиентов в обычном режиме, но когда надо, отпускаю весь табун под капотом. Я понимаю, что вам обидно, когда ваш супер-пупер-навороченный «лексус» обгоняет что-то непонятное двадцатилетнего возраста, да ещё и по встречке. На трассе вы меня точно не догоните, а в городе — обязательно догоните, но не меня.

Горе-лихачи, которые возомнили, что умеют ездить и не дают себя обогнать даже на пустынной дороге, помните: со мной часто ездят вооружённые телохранители, которые при виде вас начинают нервничать. Вот представьте себе: плетётся такой лихач по пустынной трассе на 100 км/ч, видит в зеркало заднего вида догоняющий его автомобиль и начинает разгоняться до 140–150, при этом виляя и загораживая дорогу. Я сзади догоняю со скоростью 200–220 — естественно, мне приходится тормозить. Мы целых пятнадцать минут летели, а тут нас останавливают! Охранники тут же начинают хвататься за пистолеты.

Да, в России некоторым правила не писаны. И ещё долго будут не писаны.