Черновато-белое

2015-06-03 | 02:18 , Категория текст


У издания, где я до недавнего времени трудилась редактором отдела, сменился владелец. Итак, я в поиске новой работы. Такое ощущение, что СМИ объединились то ли с цирком, то ли с театром абсурда.

Редакция № 1. Собеседование назначено во вторник в 11 утра в одном из крупных офисных центров. В 11 дверь нужного кабинета наглухо заперта, и меня по всем признакам не ждут. Звоню на мобильный собеседователю — трубку не берут. Через две минуты перезванивают; когда я объясняю, кто я и чего хочу, получаю ответ помятым голосом: «А что, уже вторник, да?» Пожелала человеку лёгкого похмелья и отправилась домой.

Редакция № 2. Очень доброжелательный мужчина неопределённых лет и сексуальной ориентации воодушевлённо рассказывает о новом проекте, посвящённом моде, в который он и набирает команду. Я в восторге: работа предполагается интересная, зарплата отличная… «Только вот, — скромно спрашивает, потупившись, работодатель, — у вас случайно редакционного удостоверения с прошлого места работы не осталось? А то у учредителя проблемы с законом, мы никак не можем официально оформить редакцию! Но вы не беспокойтесь, они всё равно ничего не докажут!»

Редакция № 3 озадачила тестовым заданием, звучащим примерно так: «Я в прошлом году был на семинаре в Германии, там выступал лысый мужик в очках, лекцию читал. Надо придумать вопросы для интервью с этим мужиком». Судя по тому, что на вопрос, как звали мужика в очках и о чём была лекция, мне не ответили, им был нужен не редактор, а экстрасенс.

Редакцию № 4 мои профессиональные навыки устроили, однако какие-то неизвестные мне принципы не позволили сообщить условия оформления честно. «Оформление у нас полностью белое! Официальная зарплата 15 тысяч, остальное — в конверте». Попытка выяснить, всё-таки «полностью белое» или «остальное в конверте», привела к тому, что на работу меня в итоге не взяли.

На эту неделю назначены собеседования в редакциях №№ 5, 6 и 7. Я даже не пытаюсь предугадать, что может ждать меня там, потому что думаю, что не удивлюсь уже ничему.