Палки к ёлке

2015-06-03 | 02:34 , Категория текст


Забавный праздник Новый год — всегда подкрадывается неожиданно и из-за угла. Так к нам на работе и подкрался. А где НГ, там и ёлка. Одно плохо: в тундре ёлки не растут. Но ведь Новый год. А ёлки нет. Начальство сказало: «Надо». Заказали ёлку, купили, нужно привезти.

29 декабря.

Привезли. Всё замечательно, кроме одного: холодно на улице, и все материалы более хрупкими становятся. И ёлка — не исключение. Вот у неё веточки и пообломались. «Ужас», — сказал начальник. «Позор! — воскликнул его заместитель. — Надо что-то делать». Как я уже говорил, ёлки в тундре не растут. Зато растут кто? Правильно — плотник, жидкие гвозди и саморезы. Четверо сотрудников торжественно несут ёлку к плотнику, где тот с помощью вышеназванных элементов и такой-то матери прикрепляет ветки обратно к ёлке. Начальство довольно, все счастливы. Почти…

Растение нужно установить. Желательно повыше. Срочно пригоняется «Кат», сгребает весь близлежащий снег в одну кучу, пытаясь придать ей трапециевидную форму. Немного мороки, пара человек с лопатами — и постамент готов. Четверо, не считая плотника, торжественно несут отреставрированную ёлку к этому замечательному сооружению. Четверо пытаются воткнуть ёлку, на это дело смотрят плотник и механик. Когда в поле зрения появляется заместитель начальника, втыкающих становится шестеро. Наконец ёлка установлена. Аллилуйя, возрадуемся, братцы!

30 декабря.

Как уже говорилось ранее, ёлка установлена. А дальше? Правильно, её ж украсить надо. Полдня КиПовцы совместно с электриками ваяют гирлянду. Сваяли, надо вешать. Но просто повесить нас не устраивает — нам надо создать себе трудности и героически их преодолеть. Вызывается главный кладовщик, у которого требуют погрузчик со стрелой: «Мы со стремянки до верхушки почти на метр не достаём». Приходит кладовщик и видит, что гирлянда вешается со стремянки на три ступеньки, плюётся, матерится, даёт погрузчик и уходит, предупредив, чтобы его больше такой фигнёй не беспокоили.

Гирлянда водружена, включена и даже горит. Сверху накидывают какую-то блестящую хрень и со спокойным сердцем и чистой совестью сдают ёлку начальству. Начальство ссыт кипятком в тапки от радости и благодарит за отлично проделанную работу. Все расходятся, довольные собой и друг другом.

Ненадолго: гирлянда гаснет. «Ужас! Срочно электрика сюда! Сделай, чтоб горело!» — вопит разгневанное начальство. Электрик мелко трясётся и делает, чтоб горело. Начальство всё равно недовольно: горит как-то не так, а надо, чтобы горело как-то так. Нет, конечно, если настройки гирлянды не позволят сделать, чтобы горело как-то так, то ничего страшного, но ты, электрик, уж постарайся, чтобы было как надо. Электрик мелко трясётся, кивает и старается. Ничего не выходит. «Как-то так гореть не будет, будет гореть только вот как сейчас», — грустно докладывает электрик. Недовольное, но всё понимающее начальство покровительственно треплет электрика за ушком и отпускает на заслуженный отдых.

Полярное солнце, взошедшее два часа назад, делает финт ушами и скрывается за линией горизонта. «Темно! — в ужасе вопит начальство. — Надо сделать, чтоб было светло. Электрика сюда!» Электрик, по привычке мелко трясясь, предстаёт пред светлыми очами, смотрит умными и добрыми глазами, понимающе кивает и уходит за лампой. Пошли дурака за одной — он одну и принесёт. Принёс. Мало, надо ещё. Больше нету. У кого есть? У строителей вроде видели…

Под занавес охрана йодом и зелёнкой красит снежные буквы на ёлочном постаменте, замначальника требует у поваров сварить свёклы, ибо красить больше нечем. После ужина сытый и довольный жизнью зам выходит на крыльцо, довольно щурясь, осматривает дело рук своих и о чём-то добродушно разговаривает со своей бородой.

Два дня все бегают, блин, как дураки с фантиками вокруг этой ёлки. Два дня ей забита рабочая радиочастота — и всё ради чего? Ради полутораметровой хрени, на которую без слёз не взглянешь. И это нефтедобывающая, блин, компания, для которой 15 килорублей, на которые можно купить и нарядить красивую и высокую искусственную ёлку, вообще не деньги…