Прекрасные источники повышенной опасности

2015-06-03 | 10:36 , Категория текст


Я выступаю за лишение водительских прав всех представительниц женского пола. Нет, я не женоненавистник, не сексист, не ортодоксальный мусульманин и не сумасшедший. Я никогда в жизни не сидел за рулём и не водил автомобиль. «Как же тогда женщины-водители успели тебя задолбать?» — спросите вы. Дело в том, что я самый обычный пешеход, перемещаюсь исключительно по тротуарам, зато каждый день и помногу. Если нужное мне место находится в пределах получаса ходьбы, лучше я разомну нижние конечности и пройдусь — всяко полезнее, чем нежить пятую точку на сиденье маршрутки. И там я встречаю их — женщин-пешеходов.

Некоторое время я всерьёз пытался проанализировать образ их мыслей, просто чтобы понять, чего от них можно ожидать. Но эту идею пришлось бросить в самом начале, смирившись с тем, что поведение идущей женщины может зависеть от Марса в созвездии Ориона, от того, что надела Людочка на день рождения, от кукования кукушки в соседнем лесу, но только не от происходящего вокруг. Путём многолетних наблюдений мне удалось как минимум вычленить наиболее интересные тенденции пешеходного движения прекрасного пола.

Почти всегда пешеходное движение на улице упорядочивается естественным путём по правостороннему принципу: люди, идущие в одну сторону, держатся правой стороны, а встречные — левой. Как правило, мы это даже не всегда замечаем — рефлексы. Но для среднестатистической женщины эта схема слишком примитивна, ведь творческая душа выше подобных упрощений. И эта душа в сопровождении тела (как правило, весьма упитанного) упорно движется по встречной, попутно негодуя, строя оскорблённые гримаски и отпуская комментарии. А вы думали, анекдот про «Один? Да их тут тысячи!» придуман, а не взят из жизни?..

Две подружки, встретившиеся на узком участке тротуара, напротив ворот или прямо в дверном проёме, вовсе не хотят создать пробку и помешать людям нормально проходить мимо, что вы. Они просто не виделись уже полтора дня и теперь, чмокая воздух возле ушей друг друга, обмениваются информацией первостепенной важности: что каждая из них кушала на обед, что сказал Виталик про новые сапожки и какую песню надо скачать на телефон на этой неделе. Эта стыковка двух слабоуправляемых аппаратов надёжнее, чем швартовка сухогруза, и длится от минуты до десяти.

Подружки, идущие по узкой дорожке или тротуару, куда неприятнее. Они движутся параллельным курсом со скоростью, которая выглядела бы достойно на Специальной Олимпиаде между престарелыми черепахами, и девушек совершенно не волнует то, что они занимают собой всё пространство. Если обогнать их нельзя (чему часто способствуют лужи, снег или гололёд), смиритесь с их обществом — ни одна из них никогда не заметит, что кому-то мешает. Даже если вы двигаетесь им навстречу.

Если вы идёте навстречу женщине по узкому участку тротуара, окружённому глубокими лужами, не допускайте даже вероятности того, что она предпримет какие-то действия для того, чтобы вы благополучно разминулись. Женщина — существо высшего порядка, и мысли об устройстве мироздания (прежде всего о самой себе как о лучшем из творений) никак не сочетаются с такими грубыми параметрами материального мира, как необходимость управлять своим движением. Да, она направится прямо вам в лоб, даже не попытавшись замедлить скорость, повернуться плечом или отойти к краю. Ведь все окружающие должны уступать ей дорогу, пусть даже для этого им придётся плюхнуться в лужу. Ей-богу, как-нибудь не удержусь и вместо того, чтобы проворно уворачиваться от очередного венца творения, встречу его корпусом. И в этом грубом мире сила инерции будет на моей стороне.

Женщина не может передвигаться по прямому отрезку, если он длиннее двух метров. Это печальная данность. Если присмотреться, траектория почти каждой представляет собой нечто среднее между синусоидой и противоторпедным курсом корабля. Я отчаялся найти этому объяснение. Возможно, это всё генная память или рудиментарный рефлекс, оставшийся с тех времён, когда самки первобытного человеческого племени уворачивались от птеродактилей.

Отдельное удовольствие — наблюдать женщину на рынке. О, эта женская чарующая непредсказуемость, которой восторгались поэты последних двадцати веков!.. Даруй нам ученые миелофон, думаю, журнал технических записей женского мозга выглядел бы примерно так:

— Вперёд. Стоп. Резко сменить курс на противоположный.
— Ай, петрушка! Аврал! Резкий тормоз! Так, мне же не нужна петрушка. Полный вперёд!
— Скучно идём… Девяносто градусов влево!
— Развилка! Встать на якорь. Нет, я не знаю, куда мне надо, но наверняка это важный выбор. Пойду сперва туда, а потом обратно.

Женщина с коляской. О, этот экипаж — настоящая гроза улиц! Женщина, ведущая коляску, уверена в том, что теперь она самый привилегированный объект движения на всем проспекте, и даже если Папа Римский окажется здесь, он проворно отскочит в сторону, с почтением пропуская этот ящик на колёсах. Все люди при виде коляски должны шарахаться в сторону (пусть для этого им придётся выходить на дорогу, подниматься на скользкое крыльцо и ступать в лужу — сама природа уготовила им низшее место по сравнению с молодой матерью), а если кто-то не шарахнулся, можно идти прямо сквозь него — наверняка он бесплотный, аки призрак. Про уверенность женщин с коляской выйти победительницами из противоборства с автомобилем здесь уже писали водители.

Надо отдать представительницам прекрасного пола должное — далеко не все особи довольствуется этими приёмами, предпочитая с помощью разнообразных технических средств завоевать почётный приз самого хаотического физического тела на тротуаре.

Наушники позволяют не замечать окружающих людей, в том числе идущих сзади, автомобильных гудков и окликов. Может, им кажется, что девушка с наушниками выглядит, как дева с богатым внутренним миром? Да нет, скорее, как контуженная летучая мышь.

Очки, желательно на пол-лица. Существо, оснастившее себя подобным устройством, по улице движется с чарующей грациозностью Слепого Пью, иногда врезается в стены, падает и вообще очень трогательно выглядит.

Есть ещё специальная обувь. Я отнюдь не знаток по части дамской обувки, но из череды наблюдений сделал вывод, что идеальной обувью для существа женского пола служит странная конструкция, желательно предельно неустойчивая, неудобная и оснащённая максимально высоким каблуком. Наиболее удачный — тот вариант, в котором вообще нельзя ходить в обычном понимании этого слова, а можно лишь семенить на несгибающихся ногах, цокая, как мул.

И конечно, есть телефончик, без которого передвижение по улице теряет половину привлекательности. Тут вообще пасуют все законы логики, физики, сопромата и природы — никто в целом мире не знает, что способна в следующую секунду сделать женщина с телефоном, и она сама этого не знает тоже. От неё просто надо держаться подальше.

А теперь представьте эту же женщину, чьё природное очарование и милая непредсказуемость подкреплены полутора-двумя тоннами металла. Иногда я рад, что задалбываться по этому поводу мне не приходится на проезжей части.