Требуется распиватель чаёв на полный рабочий день

2015-06-03 | 12:04 , Категория текст


У нас есть должность. Должность в «крупном международном концерне, на новом заводе, с перспективой карьерного роста», как пишут в таких случаях в объявлениях о работе. Нужен человек, знающий основы чтения чертежей и способный раз в неделю перерабатывать два часа. Работа несложная. За это будут платить под тридцать тысяч ежемесячно плюс премию, дадут полный соцпакет и будут возить на корпоративном транспорте, а если будешь хорошо работать, то зарплата станет регулярно повышаться, причём первое повышение прилетит сразу по окончании трёхмесячного испытательного срока, а дальнейшие повышения будут регулярно случаться через шесть-восемь месяцев. Заметим, мы не в столице. У нас эта сумма — совместный доход семьи из трех человек, на который они неплохо живут.

Ладно, чёрт с ним. Пусть он не умеет читать чертёж — я его научу за неделю, как научили меня, когда я только начинал тут трудиться. Главное — чтобы было желание работать. И вот приходят кандидаты, один другого красивее.

Кандидат номер один хочет много денег. То есть стартовую зарплату он желает не менее пятидесяти. И чтобы обеды бесплатно. И чтобы переработки оплачивались по двойному тарифу, и чтобы расходы на бензин компенсировали, тогда «я посмотрю, стоит ли у вас работать». Нет, не стоит, я думаю; больше того, не стоит и пробовать. Потому что деятельность у нас специфическая. Поработай, поучись, заработай свои пятьдесят (и ведь заработаешь за год, больше заработаешь — проверено на собственном примере), стань тем, кому руководство станет платить пятьдесят, потому что он на эти деньги трудится. А с такими условностями — спасибо, я вам перезвоню.

Кандидат номер два хочет, чтобы не было переработок. От слова «совсем». Я ему отвечаю, что переработки у нас — это твоё дело. Просто если ты видишь, что не успеваешь, ты должен остаться и закончить. Никто не станет проверять, тут ты или нет, перерабатываешь ты или нет. Если сумеешь организовать свою работу так, что переработки тебе не потребуются, — да ради бога, но работа должна быть выполнена. «Нет, гарантируйте мне, что переработок не будет». Не гарантирую. Всё зависит от тебя. «Нет, гарантируйте!» — повышает на меня голос. Гарантирую. У вас не будет переработок, потому что вы не будете у нас работать. До свидания.

Кандидат номер три сдулся, как только я сказал, что нужно будет работать в производстве. «У меня высшее образование!» — дипломом тыкает. Смотрю анкету. Угу, высшее образование, филиал в уездном городе N, специальность — юриспруденция. Опят работы — ноль целых, ноль десятых, трудовая книга девственно чиста, возраст — 24 года. Юноша, а что же вы идёте в технический отдел, если вас интересует профильная вакансия? Пожимает плечами.

Кандидат номер четыре. Спрашиваю: «Как вы представляете себе вашу будущую работу здесь?» Отвечает: «Оформление документов на компьютере». Рассказываю, как и что будет на самом деле, — ругается. Не согласен учиться читать чертежи, потому что (цитирую) «они страшно выглядят». Выглядят страшно; на самом деле всё просто, не космические корабли делаем. Твои чертежи — прямоугольники разного размера с дырками и без них. Пробую показать — глаза испуганные, смотрят в сторону выхода. До свидания, молодой человек, до свидания.

Все мои местные знакомые хотят денег. Все хотят работу с перспективами, интересную, чтобы устроиться — и никуда потом не рыпаться. И желательно, чтобы рядом с домом, не в столицу. И чтобы регулярно повышали зарплату. И коллектив хороший чтобы был.

Я сам искал себе работу два года назад. Наш регион на вакансии богаче, чем Приморский край, к примеру, но если ты хочешь получать больше десяти тысяч и при этом не быть продавцом и не ездить в Златоглавую, тратя на дорогу по три часа в один конец, тебе будет сложно устроиться, ибо все наши вакансии — либо торговля, либо госструктуры. Ах да, есть ещё промзона: стоят несколько иностранных заводов, куда на работу не берут, потому что там все места заняты давно и прочно. «Зато какие там вкусные зарплаты!» — однажды патетично вздохнула знакомая. Но вакантных мест нет.

Наш завод — новый в этой промзоне. И через пару лет про нас тоже скажут: «Как хорошо платят, а набора персонала нет». И я даже могу ответить, почему так будет.

Потому что никто не хочет начинать. Никто не желает оставаться на переработки, учиться (в том числе незнакомому языку). Никто не стремится начинать работать с такой стартовой зарплаты на иностранном предприятии, отчего-то думая, что «буржуи могут и сорок сразу платить, они богатые», как было сказано одним из кандидатов. И кандидаты бегут, чтобы осесть в очередной мелкой компании менеджером по работе с клиентами за десятку, но без трудностей, без перспектив на будущее, печатать одну бумажку в день и пить бесконечный кофе, сетуя на жизнь и на скуку.

А к нам рано или поздно придёт человек, которому будет интересно это предложение. И он станет работать, думать, учиться и делать. Возможно, он переведётся со временем в более интересный для себя отдел, а возможно, останется на этом месте и станет Специалистом с большой буквы «С». И у него зарплата через два года будет шестьдесят, а через пять — сто шестьдесят, помноженные на коэффициент инфляции. А через десять лет (кстати, ему будет всего лишь тридцать один — тридцать два года) он построит свой дом, объедет всю Европу и подарит жене красный кабриолет, о чём она потом расскажет у себя на работе. И работающая с ней жена моего сегодняшнего кандидата завистливо вздохнет: «Вот же везёт! Ну да, в промзоне хорошие зарплаты, но туда не пробиться, мест нет». Нет и не будет, потому что Специалист, научившийся и заслуживший свою зарплату своим трудом, никуда не уйдёт. До пенсии.