Выходящий из сумрака. Как матрос Пётр Кошка стал кошмаром оккупантов

2015-06-03 | 17:24 , Категория фото


За всю свою историю Россия принимала участие в бесчисленном количестве войн, и в каждой из них в рядах её воинства находились герои, память о подвигах которых оставалась в веках. В произведениях русских писателей, посвящённых Крымской войне, неизменно звучит имя матроса Кошки. Оно повторяется столь часто, а подвиги его кажутся столь невероятными, что со временем многие стали считать, что речь идёт о некоем собирательном образе. Но на самом деле Пётр Маркович Кошка — абсолютно реальный человек.

Гарный хлопец

Будущий герой Крымской войны родился 10 января 1828 года в селе Ометинцы Подольской губернии, в семье крепостного крестьянина.
Детство и юность Пети Кошки прошли, как и у его родителей, в тяжёлом земледельческом труде. А в 21 год молодой хлопец был назначен в рекруты.

Согласно тогдашним законам Российской империи, армия формировалась путём рекрутского набора, который проводился среди молодых крестьян путём жребия.

Но нередко «в солдаты» отдавали тех, кто чем-то не угодил барину или общине. Рекруту предстояло провести на военной службе 25 лет — если, конечно, раньше не придётся сложить голову во славу Отечества.

В современных украинских статьях и книгах о Петре Кошке можно прочитать, что молодого парня в армию отдали за непокорность и вольнодумство. Дескать, не нравилось 21-летнему парню, как в империи относятся к украинцам. Такие речи якобы не пришлись по душе помещице Докедухиной, которая и поспешила избавиться от смутьяна.

Надо сказать, что последующая жизнь Петра Кошки никак не продемонстрировала в нём борца за «самостийну Украину». Скорее, наоборот, Кошка украинцев и русских никогда не разделял.

Смельчак и балагур

Но то, что был он парнем весёлым и отчаянным, чистая правда. Попав служить на Черноморский флот, он очень быстро завоевал симпатии товарищей, выступая в качестве отличного рассказчика и балагура.

Впрочем, с началом Крымской войны флотские офицеры, до того момента не всегда жаловавшие матроса Кошку за его весёлый нрав, признали, что он умеет не только языком молоть.

Матрос действовал умело и решительно, пулям не кланялся, готов был рисковать собой, но всегда делал это с умом.

Крымская война, как известно, была для России крайне неудачной военной кампанией. Англо-французский флот был современнее и мощнее русского, и уже к сентябрю 1854 года Севастополь оказался на осадном положении.

В этой ситуации командование приняло решение запереть Севастопольскую бухту, затопив на входе в неё семь старых парусных кораблей, а команды и орудия с оставшихся судов перевезти на берег, усилив ими сухопутную оборону города.

Для моряка нет горше потери, чем потеря собственного корабля. Но иного выхода в сложившихся обстоятельствах просто не было. Вместе со своими товарищами сошёл на берег и Пётр Кошка, став бойцом третьего бастиона, сражаясь на 15-й батарее лейтенанта Перекомского.

Взять Севастополь сходу союзным силам не удалось, и началась многомесячная осада.

«Ночной охотник»

Дабы противодействовать противнику, русские войска проводили периодические контратаки и вылазки, в которых участвовали добровольцы. В числе этих добровольцев оказался и Пётр Кошка.

Таких, как он, называли «ночные охотники». Добравшись под покровом темноты до чужих окопов, они захватывали пленных, оружие, боеприпасы и продовольствие.
Пётр Кошка стал самым известным «ночным охотником» Севастополя. Полностью соответствуя своей фамилии, он умел подобраться к врагу совершенно бесшумно, появляясь перед ним внезапно.
В одной из одиночных вылазок он добрался до вражеского костра и, имея в руках всего лишь нож, пленил и доставил в русский лагерь трёх французских офицеров. Французы были совершенно обескуражены подобной дерзостью.

Пётр Кошка принимал участие в 18 ночных атаках, но индивидуальные вылазки оставались его коньком. Из них он не только приводил пленных, но и приносил новейшие английские ружья и целые мешки провианта.

Но настоящий фурор среди защитников города произвело появление Кошки с… варёной говяжьей ногой.

Дело было так. Во время одной из вылазок матрос подобрался к французам, которые в тот момент варили суп. Поживиться в этом месте было особенно нечем, да и вражеских солдат было довольно много. Но тут в Кошке взыграл его весёлый нрав.

Французы сглатывали слюну в ожидании супа, как вдруг из темноты вынырнула зловещая фигура с тесаком, прокричавшая: «Ура! В атаку!».

Французских солдат, не разобравших, сколько человек перед ними, как ветром сдуло. А Кошка извлёк из котла говяжью ногу, перевернул его на костёр и скрылся в темноте.

Европейский цинизм и русское мужество

Другой подвиг Петра Кошки ничего общего со смехом не имел.
Как-то так получается, что представители просвещённой Европы, любящие кичиться своей прогрессивностью, нередко демонстрируют примеры запредельного цинизма и жестокости.
Во время осады Севастополя французы и англичане имели весьма странную привычку глумиться над телами павших русских солдат.

Тело убитого сапёра Степана Трофимова они вкопали в землю стоя неподалёку от своего бруствера. Это была, по сути, провокация — любой, кто попытался бы забрать тело товарища, оказывался в зоне огня противника и рисковал разделить его судьбу.

На отчаянную вылазку решился Пётр Кошка. Каким-то невероятным образом он сумел добраться незамеченным, выкопал тело и устремился назад, к русским позициям. Ошеломлённый противник открыл по нему шквальный огонь. Но пули, предназначенные Кошке, приняло тело его убитого товарища.

Погибшего солдата похоронили с почестями, а Пётр Кошка был представлен контр-адмиралом Панфиловым к награждению Знаком отличия Военного ордена.

Как Кошка выставил англичан идиотами

После этой истории о Петре Кошке написали русские газеты, и он, говоря современным языком, стал настоящей «звездой».
Историй о Петре Кошке очень много, и порой историки сами до конца не уверены, какой эпизод действительно имел место, а какой — просто байка.

Однажды под ноги адмирала Корнилова упала бомба. Находившийся рядом Кошка среагировал моментально, схватив её и бросив в котел с кашей. Фитиль погас, и взрыва не произошло.

Адмирал поблагодарил солдата, а тот отвечал фразой, превратившейся в поговорку: «Доброе слово и кошке приятно».

Как-то раз с английской коновязи отвязался и выскочил на нейтральную полосу породистый скакун. Грациозное животное было обречено на гибель, любой, кто попытался бы его схватить, неизбежно попадал бы под огонь с двух сторон. Однако Кошка и тут придумал неординарный ход.

Он изобразил перебежчика, который пытается сбежать к англичанам. С русских позиций ему вслед прозвучало несколько холостых выстрелов. Англичане тут же стали прикрывать огнём «выбравшего свободу». А Кошка, добравшись до коня, оседлал его и ускакал обратно к русским, заставив английских солдат почувствовать себя полными идиотами.

«Що ж про нас люди скажут?»

Свой роскошный трофей Кошка продал за 50 рублей, очень крупную для того времени сумму, а деньги пожертвовал на строительство памятника солдату Игнатию Шевченко, погибшему в бою, закрыв собой офицера.

В том же бою в январе 1855 года сам Пётр Кошка получил удар штыком в грудь, но выжил и после лечения снова вернулся в строй.

В августе 1855 года англо-французские войска ценой больших потерь захватили Малахов курган. Дальнейшая оборона Севастополя стала невозможной. Русские войска оставили город.

Знаменитый русский писатель Лев Толстой, участвовавший в обороне Севастополя и не раз встречавшийся с Петром Кошкой, увидел его и в момент отступления. Бесстрашный матрос на сей раз плакал, не скрывая слёз. Он вспоминал слова погибшего адмирала Нахимова, призывавшего стоять у стен Севастополя насмерть, и говорил: «Як же так? Павел же Степанович приказал всем стоять до самой смерти… Как же он про нас подумает там, на небе? Що ж про нас люди на земле скажут?».

Солдатам и матросам, сражавшимся в Севастополе, один месяц выслуги в осаждённом городе засчитывался за один год, а один день — за двенадцать. Для квартирмейстера Кошки это означало, что он может отправиться в бессрочный отпуск, что аналогично современному увольнению в запас.

Почётная служба в Петербурге

В конце 1856 года Пётр Маркович вернулся в родное село. Матери уже не было в живых, хозяйство пришло в упадок, и герой Севастополя взялся за его восстановление.

В августе 1863 года из-за восстания в Польше было принято решение провести частичный вызов на службу солдат запаса. Среди призванных оказался и квартирмейстер Пётр Кошка.

Но на сей раз в боях участвовать ему не довелось. Легендарный герой был зачислен в почётный 8-й флотский экипаж и проходил службу на Балтике.

Он участвовал в парадах георгиевских кавалеров, посещал Зимний дворец, генералы считали честью знакомство с ним. Генерал-лейтенант Хрулёв, воевавший с Кошкой в Севастополе и встретивший его на одном из парадов, помог Петру Марковичу получить все награды, к которым тот был представлен за Крымскую кампанию, но которых так и не получил из-за неразберихи в военном ведомстве.

Сам Кошка говорил, что в Петербурге служилось ему легко, но скучно.


Памятник Корнилову. Рядом матрос Кошка, выбрасывающий бомбу

Герой остаётся героем

Окончательно выйдя в отставку, он вернулся в Ометинцы. Иногда Родина не ценит по достоинству своих героев, но к Петру Кошке она проявила заботу и внимание.

Как кавалер Знака отличия Военного ордена, он получал весьма приличную пенсию. Кроме того, его приняли на службу в лесную стражу в качестве объездчика. Помимо денежного довольствия, в этой должности он получил в бесплатное пользование земельный участок и построенную за казённый счёт небольшую усадьбу.

Увы, дожить до преклонных лет Петру Кошке было не суждено. Но до последних своих дней он оставался героем.

Как-то поздней осенью, возвращаясь домой, он увидел, как две девочки, неосторожно вышедшие на только появившийся и ещё очень тонкий лёд, провалились и оказались в ледяной воде.

Не раздумывая, он бросился на помощь и спас их. Но купание в ледяной воде дорого обошлось самому Петру Кошке. Здоровье его оказалось подорванным, болезнь следовала за болезнью, и 13 февраля 1882 года Пётр Маркович Кошка скончался от горячки в возрасте 54 лет.