За царя за тысячу рублей

2015-06-03 | 18:47 , Категория текст


Дьявольски просто прощать весь мир, сидя на попе ровно в родном доме. Да, где-то в далёкой столице живёт нехороший царь-батюшка, какие-то абстрактные скверные люди занимаются вбросами и фальсификациями, некие люди из нашего уездного города ездят и голосуют по пять раз по одному открепительному за того, кого нельзя называть. Жизнь говно, но да здравствует абстрактный светский гуманизм.

Ах, ядрёна вошь, они все люди! Ах, мамма миа, их заставили! Ах, божечка моя, их грозились выгнать с работы! Ах, у них семьи-дети-кредиты!

Всё правда.

Только не вся.

Вся правда в том, что если человек шёл в учителя, он изначально брал на себя некую моральную ответственность за то, что если и не будет он идеальным примером для детей, то хотя бы не станет подлецом. И из этой посылки нужно исходить.

Вся правда в том, что часто человек предпочитает, произведя потомство, оправдывать его наличием все свои скотства и низости. Просто потому, что так удобно.

Ещё правда в том, что если преподаватель долго работает в сложившемся коллективе, ему проще немножко побыть мерзавцем, но не пытаться хоть как-то повлиять на ситуацию. Хоть как-то. Хоть попытку сделать.

Когда человеку стыдно, это достаточно заметно. Но я не видела ни тени смущения на лицах учителей, которые голосовали на участке, на котором я была наблюдателем, по несколько раз. Я не заметила, чтобы им было стыдно, когда члены УИК (тоже все учат детишек разумному и вечному) угрожали мне, что сейчас отведут за угол дома и размажут по асфальту за мои жалобы.

Безусловно, бывают безвыходные ситуации, когда человек вынужден подчиниться давлению. Но чаще люди делают мерзости просто потому, что им так легче. Из лени. Из тупости. Из малодушия. Из нежелания напрячься и искать другой выход.

Да простят меня работники ЖКХ, чиновники и рабочий люд — их участие в фальсификациях проще понять. Но когда человек получает профессию, претендующую на интеллектуальность и гуманистически ориентированную, это накладывает на него определённые обязательства.

Я угробила массу нервных клеток, фиксируя действия этих людей на избирательном участке. Это повергло меня в какое-то эпическое отчаяние. Я не могу простить их наглое хамство, враньё и предательство интересов своей страны и здравого смысла.

И вы, дорогие диванные либералы, не учите меня гуманизму. Вы не имеете на это права. Потому что пока я с другими наблюдателями сражалась за голоса избирателей с комиссией, не ела, не спала, превратившись в слух и зрение, выслушивала угрозы и оскорбления, вы сидели дома и читали твиттер.