Потеряв почти всё, предприниматель поднимает российское село

2015-06-03 | 21:56 , Категория фото


Геннадий Попов больше 10 лет проработал во Франции, имел деньги, успех, любящую семью. Но по страшной ошибке французского правосудия в один миг потерял всё. Ныне он возрождает жизнь там, где она угасала последние 20 лет, - в деревне Жуково Тверской области. В Фировском районе, где находится Жуково, в 90-е рухнули колхозы, население помоложе поспешило разъехаться, а несколько лет назад развалился и стекольный завод - градообразующее предприятие. Местные жители давно уже шутят: «Здесь всё так плохо, потому что называемся на букву «Ф», а она в конце алфавита. Вот и получаем блага последними». Одна надежда на ещё одного «Ф», «француза», - вдруг у него получится вдохнуть жизнь в деревню?

Стереть из памяти

Сам Геннадий прозвище «француз» ненавидит. Он, если бы можно было, вообще стёр бы эту страницу жизни из памяти - столько горя ему принесла Франция. А как всё прекрасно начиналось!..
Геннадий встретил Наташу на улице в Ташкенте, где они оба выросли. Молодые люди поженились, а через 2 года у пары родилась дочь Настя. Геннадий пробовал себя в строительном бизнесе, а Наташа училась в медучилище. Когда в начале 1990-х рухнул Советский Союз, Поповы перебрались в Нижний Новгород. Геннадий б­ыстро встал на ноги, в том числе и потому, что много и успешно учился.

- Я считался одним из лучших экономистов Нижнего Новгорода, в 90-е мне предложили возглавить филиал крупной американской компании в Марселе. Мы жили с семьёй как в голливудском фильме - счастливые, успешные!

Филиал компании, которым руководил Геннадий, был обеспечен заказами Минобороны США на годы вперёд. На банковских счетах у начальника - значительные средства, которые позволяли семье вести безбедную жизнь в Европе.

Всё рухнуло в один октябрьский день в 2004-м. Поповы отправились вместе по делам на машине жены. Наталья оставила мужа в районе аэропорта, где у него была встреча, а сама поехала в парикмахерскую. И больше не вернулась.

Она сгорела в своей машине, которая непонятным образом оказалась на закрытой частной территории. Марсельская полиция недолго думала: главный обвиняемый - муж. Геннадия взяли под стражу на время предварительного следствия. Полтора года он был лишён даже права на телефонный звонок. Его американская компания, не зная ничего о судьбе своего представителя, свернула деятельность во Франции. Местные партнёры прибрали к рукам всё, что было…

Но больше всего Попов переживал за судьбу своей 12-летней дочери Насти - после гибели матери и ареста отца девочку отправили в приют.

- В том приюте живут в основном дети приезжих, - волнуясь, вспоминает Геннадий Попов. - Под воздействием наркотиков они как-то изнасиловали няню и учинили погром. Настя и ещё несколько детей закрылись в кабинете и прятались под столом.

Вскоре девочку взяли на воспитание в патронатную семью. У казённых «родителей за зарплату» ей жилось чуть лучше, чем в приюте. А настоящий отец девочки в тюрьме прошёл через 70-дневную голодовку, доказывая, что он в момент смерти жены был совершенно в другом месте, что любил её безумно, что мотива для убийства у него не было. Потом его отправили на 2 месяца в психиатрическую лечебницу на «обследование». Но сломить россиянина никому не удалось - он знал, что невиновен. Через 3 года Попова выпустили, так ничего и не доказав.

- В 2012 г. суд в Ницце и всевозможные инстанции по правам человека официально оправдали меня и извинились. За моральный вред я получил от «страны романтиков» компенсацию в 90 тыс. евро. Но что это такое, когда жизнь пошла под откос?! Я решил уехать из Франции - вообще подальше от городской суеты, вранья - и вложить средства в полезное дело. Забрал дочь и занялся хозяйством в России.

Недавно французы возобновили расследование смерти Натальи...

Сказочник...

Деревня Жуково стоит между большими городами - Тверью, Нижним Новгородом и Москвой, а значит, с рынками сбыта проще, думал Геннадий. Написал во все администрации письма о том, что планирует купить 400 га земли. Ответили 3 муниципалитета, сухо сообщив, что столько земли у них нет. Это в регионе, где сплошь пустующие поля!

Когда-то Жуково было цент­ральной усадьбой колхоза-миллионера «Памяти Ильича», но в 90-е половину имущества разобрали по гайкам и кирпичикам.
- Местные власти предложили мне рассчитаться с долгами предприятия и стать его собственником. Сейчас в моём хозяйстве овощные теплицы, фруктовые сады, куры, гуси и доставшиеся от колхоза коровы. Я не сдаюсь и планирую создать в Жуково подобие европейской деревни: комфортные дома, стабильные рабочие места, качественные коммунальные услуги и т. д.
Поначалу местные называли его сказочником - мол, очередной болтун приехал. Но пошёл третий год, работа кипит.

- Самый острый вопрос - кадровый! Постоянных сотрудников 8 человек, около 40 - временных. Я наивно полагал, что раз даю работу и вовремя плачу, то они с энтузиазмом возьмутся за дело. Не тут-то было! Приходит ко мне как-то односельчанин и просит денег в долг. Я предложил за эту сумму дров нарубить. Он согласился, а через некоторое время смотрю в окно: жена его колуном машет, а он на лавочке курит. Бич деревни - пьянство. Доярки на работу не выходят, трактористы бывают в загуле…

Но если бы только это! Главная проблема, которую не могут преодолеть селяне, - недоступность кредитов, считает Попов. В этом виновны и региональные власти.

- В списке получателей федеральных субсидий наша Тверская область находится в конце: маленькая Чувашия получает господдержку в 8 раз больше, чем мы, а Нижегородская область - в 20. Государство участвует в софинансировании в размере 70% средств, если 30% вкладывает регион. А у нас и этих денег нет.

И тем не менее фермер не опускает руки. Дочь всё время с ним, хотя, имея гражданство Франции, может уехать. Но преподаёт детям в деревенских школах английский язык. Мечта Насти - построить детский городок для ребят, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Она сама несколько лет провела в детдоме и знает, каково там.

- Я много чего пережил в жизни и не привык сдаваться. Моё дело правое: поднимать село, поставлять качественные продукты без химии. Знаете, что будет, если я откажусь хотя бы от одной своей идеи? Всё растащат по кирпичикам! А хотелось бы после себя оставить добрые дела, а не руины.


Настя и Геннадий поднимают деревню в Тверской области