С французским лучшим трюфелем тарелки я лизал

2015-06-03 | 23:10 , Категория текст


Говорите, что вас задолбало ханжество людей, не желающих открыто употреблять слово «быдло»? А знаете, что это за слово такое? Ну так я вам расскажу.

Слово bydło пришло к нам из культурной и просвещённой Польши, в которой благородные и ясновельможные паны обращались со своими крестьянами, как со скотиной. Именно так это слово и переводится — «скотина». Которую можно запрягать в соху или в телегу. Которую можно доить и резать, пошучивая: «Что сегодня давать будем — молоко или мясо?» С которой можно делать что угодно вообще без всяких вопросов — зачем о чём-то с животным бессловесным разговаривать?

Хороший пример этому можно увидеть в эпизоде польского фильма «Знахарь», где культурная и образованная графиня требует от культурного и образованного врача бросить на произвол судьбы тяжело раненую девушку-сироту, чтобы отвезти в больницу её сына, чьи травмы не представляют особой опасности. Потому что её сын — «элита», а та девушка — «быдло». И врач действительно оставляет девушку умирать, потому что он тоже считает её быдлом. Ведь он же врач, а не ветеринар. Бывают такие ситуации в жизни? Очень часто.

* * *

Вот другой пример — из новинок российского кинематографа. Молодая дочь олигарха выпила много элитного алкоголя, села в свой элитный автомобиль и убила двух человек. Я сказал «человек»? Нет, человек — это она, а там в машине было быдло. Неужели теперь ей в тюрьму ради какого-то быдла садиться? Нет — пусть лучше вместо неё в тюрьму сядет врач, который остановился рядом, чтобы попытаться откачать потерпевших. Тем более, что его вина несоизмеримо тяжелее — ведь он, тоже являясь быдлом, осмелился поднять руку на представительницу «элиты». История снята по мотивам множества реальных событий.

* * *

Вот пример с другого развлекательного сайта. Нищий гражданин без определённого места жительства доедает беляш и отходит в сторону, чтобы выбросить пакет в урну, а рядом эффективный и успешный менеджер разворачивает упаковку элитных сигарет и бросает обёртку под ноги. Объяснение здесь очень простое: первый видит вокруг себя людей, а второй — быдло. Ведь он — «элита», а быдло всякое пусть за ним убирает. И урны — тоже для быдла.

А потом он придёт домой, сядет за компьютер и начнёт излагать мысли о том, что «вокруг везде грязь», «этот народ безнадёжен», «пора валить из сраной Рашки» — и так далее по списку.

* * *

Вот пример из личного общения. Междугородний автобус, молодая девушка на соседнем сиденье. Познакомились, разговорились. Работает официантом в «элитном» ресторане. Внутренний мир полностью характеризуется короткой, но ёмкой фразой из поэмы Н. А. Некрасова: «С французским лучшим трюфелем тарелки я лизал». Вокруг «одни шариковы и швондеры». Главное стремление — хоть чучелом, хоть тушкой, но «вырваться в нормальную страну».

Чуть позже (а дело было поздним вечером, плавно переходящим в ночь) остановились в пробке — из придорожной канавы вытаскивали бензовоз. Очередная порция рассуждений: «Ну, это Россия, всем на всех наплевать, за целый день одну машину вытащить не могут». На вопрос о том, сколько бы людей стояло в пробке, если бы в угоду ей дорогу перекрыли днём, она дала простой ответ: «А мне наплевать!»

Разумеется, ради неё средь бела дня дорогу перекрывать никто не станет, зато некоторые её клиенты, у которых она таких манер набралась, так делают постоянно.

* * *

Не стоит меня упрекать в том, что я говорю лишь об одних буржуях — «элитным» может почувствовать себя любой люмпен. Это очень легко — достаточно не считать окружающих за людей. Можно долбить стены перфоратором со словами «право имею», не думая о наличии за стенкой маленьких детей или взрослых, которые работали в ночную смену. Можно курить в подъезде, заставляя всех проходящих дышать свежим никотином. Можно сосать пиво на лавочке во дворе, радуя мир пьяными воплями и остатками застолья. Можно знакомить окружающих с «уголовной романтикой» блатных песен. Можно не следить за своим языком в присутствии женщин и детей. Всё можно.

Как пел один знаменитый музыкант, «не стоит прогибаться под изменчивый мир — пусть лучше он прогнётся под нас». Просто способность прогибать окружающих под себя напрямую зависит от количества денег и влияния — если их мало, то «элитность» тоже получается маленькая. Конечно, с «элитой» уровня Шарикова-Чугункина встретиться неприятно — он может вас обхамить или даже ограбить. Однако ни дай бог вам столкнуться с профессором Преображенским, который при необходимости без колебаний приведёт вас как представителя «всякой мрази» и «существо низшего порядка» в «естественное состояние» у своих ног.

Что же касается упомянутой зависимости некультурного поведения от цены билета, то здесь тоже всё просто. Граждане, способные легко выложить несколько тысяч за билет в театр, вынуждены соблюдать между собой определённые правила поведения, потому что могут создать друг другу большие проблемы при их нарушении. Посему «быдлом» в их понимании является не тот, кто эти правила не соблюдает, а тот, в отношении кого они сами могут эти правила не соблюдать. Если кто думает, что культурные и образованные европейские рыцари и дворяне в отношениях с «третьим сословием» руководствовались придворным этикетом — думайте дальше.

Вот и всё. Есть обычные люди, есть «элита» разной степени паршивости. А быдла не существует.